Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: Neka aka Saere Aeanto 
Название: Правда приносит страдания
Рейтинг: R
Жанр: angst, drama, AU.
Персонажи/Пейринг: Хао/Рен
Disclamer: от прав на оригинальных персонажей отказываюсь
Правила размещения: с указанием моего авторства
Заметка от автора: это моя первая работа подобного содержания.
Summary: правда, причиняющая боль, приносит вслед успокоение и разбивает розовые очки, однако, постепенно склеивая разбитое сердце и заполняя опустевшую душу новыми чувствами.
Предупреждение: BDSM присутствует, возможен ООС.
Бета: Black&White
Категория: яой
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (15 посетителей)

Тихий осенний вечер только вступал в свои права, солнце еще только плавно начало опускаться за горизонт, постепенно окрашивая небо во все оттенки красного. Ветер влетел в распахнутое окно, нарочито беззаботно растрепав волосы юноше, который сидел на подоконнике, свесив ноги наружу. В руках он держал большую кружку, наполненную до краев горячим мятным чаем. Парень обернулся на звук открывающейся двери и заметил в проходе знакомую фигуру.
- А, Хао, привет. Ты вернулся? Почему тебя так долго не было? Я уже начал волноваться... – Рен снова отвернулся к окну, рассматривая небо, наполнившееся сказочным волшебством, излучаемым падением дневного светила.
- Я был занят, - холодно отозвался мастер огня, усаживаясь за стол и включая компьютер.
- Ты опять за работу? – без удивления, но с горечью в голосе спросил Тао.
- Мне нужно работать... – укор в глазах, теперь казавшихся холодными, как зимние ночи.
- Я понимаю... – Рен тяжело выдохнул, уставившись на красный солнечный диск, который уже почти исчез за холмом. В памяти Тао всплыли картины из недавнего прошлого. Он вспоминал, как всего лишь несколько месяцев назад они с Хао гуляли по парку, освещенному лучами заходящего солнца. Он вспомнил, как горячи были их поцелуи, как нежны были слова, как страстны были объятия. Были... Рен сделал большой глоток, отхлебывая чай. Мятный чай... Тао никогда раньше не пил его, пока Хао однажды не угостил Рена. С тех пор он не представлял своей жизни без мятного чая, как в прочем и без Асакуры. Но, казалось, последний прекрасно обходился без Рена. Все время погруженный в свою работу, Хао перестал уделять достаточно времени юноше, что причиняло ему острую душевную боль. Рен отставил кружку, желая забыть хотя бы на мгновение вкус мяты, а вместе с тем и вкус поцелуев Хао. Тао закрыл глаза, силясь не вспоминать, не чувствовать, не надеяться. Но боль обиды колола сердце, а разочарование терзало душу, оставляя на ней рваные раны, источающие яд некогда произнесенных с нежностью слов.
- Скажи, Хао, а если я сейчас спрыгну, ты спасешь меня? – спросил Рен первое, что пришло ему в голову.
- Не смеши меня, здесь всего лишь второй этаж. Ты даже на ноги сумеешь приземлиться, не поставив ни единого синяка, - с раздражением ответил Хао на глупость Рена.
- Ясно... – удрученно отозвался тот, устремляя печальный взор в пустоту. Рену больше не хотелось быть игрушкой в руках Хао, но именно ей он чувствовал себя в последнее время. Все чаще он ловил себя на мысли, что мастер огня вспоминает о нем лишь тогда, когда хочет удовлетворить свои физические потребности, ведь, как справедливо отметил Рен, Хао все реже вспоминал о его существовании, совсем перестал уделять внимание, стал холодным, будто отстранился или попал в прострацию, в другой мир, в котором, к сожалению, для Рена не было места.
Решив проверить свою догадку, Тао впрыгнул в комнату, тенью подошел к столу Хао и нажал на кнопку power, отключая компьютер, к которому все чаще стал ревновать любимого.
- Что ты творишь? – злобно зашипел Асакура, сверкнув полными гнева глазами. – Я, между прочим, работаю. И это очень важно!!!
- Да ну? Важнее чем я? – Рен сузил свои кошачьи глаза, внимательно вглядываясь в лицо, хотя нет, в маску, ставшую лицом Хао.
- Важнее, чем ты... – выкрикнул Хао, ударив Рена по лицу.
- За что? – глаза китайца расширились от негодования.
- За то, что слишком много ты стал себе позволять! – еще одна пощечина выбила Тао из колеи. В его глазах заиграла жгучая обида, а в голосе послышалась дрожащая догадка.
- Значит вот так, да? - гордость Рена все же осталась при нем. – Тогда я ухожу. Я не хочу больше видеть тебя...
Тао было двинулся к двери, но Хао властным движением перехватил его руку, швырнув Рена, будто тряпичную куклу, на диван.
- Никуда ты не пойдешь... – сквозь зубы прошептал разъяренный Хао. – Я никуда не отпущу тебя безнаказанным...
Не успев осознать, что ему только что сказали, Рен почувствовал, как тело Асакуры с силой придавило его к дивану, заставляя задыхаться от нехватки воздуха. В ту же секунду по телу шамана прошла огненная волна, заставившая его сжаться. На теле выступили красные ожоги, из носа пошла кровь.
- Что ты дела...
Рена оборвал грубый поцелуй, которым Хао впился в его бессильно разомкнутые губы. Инстинктивно Тао пытался отстранить от себя обезумевшего шамана, но все, что у него получилось в итоге, это разбитая от удара губа и заплывший синяком глаз. Хруст в ребрах также насторожил Тао, но вот его «противника» он совершенно не интересовал. Сорвав с Рена одежду, Хао, не церемонясь, развернул его к себе спиной и резко вошел. Услышав нервный всхлип, он лишь глубже проник, вырывая хриплый крик из груди Рена. Асакура начал быстро двигаться, разрывая Тао на части. По прихоти мастера огня на спине китайца появились два кровоточащих пореза, оставленные ножиком, к слову сказать, Реном и подаренным. Беззвучно всхлипнув, Тао инстинктивно сжался, пытаясь освободиться от власти этого деспота, совершенно непохожего на Хао. Его Хао, который всегда был так нежен и так внимателен. Шаман закрыл глаза, из которых медленно капали кровавые слезы боли, он желал навсегда забыть про то, что когда-то существовала его любовь к этому зверю, который сейчас с особой жестокостью вколачивал в Рена свою огромную горячую плоть. Болезненно вскрикнув, Рен повалился на диван, отпущенный наигравшимся чудовищем. Сердце гулко билось в ушах, отстукивая бешеный ритм умирающей души, окончательно лишившейся надежды.
- Теперь можешь проваливать, - холодные слова резанули сознание Рена, оставив после себя черные шрамы безвозвратно исчезнувшего спокойствия.
Быть может, Тао и ушел бы, но, не в силах пошевелиться, он лишь сжался в комок и закусил губу, не давая всхлипам вырываться из его груди, но по щекам безудержно текли слезы, являясь отражением слез, стекающих по его спине и ногам.
Рен лишь слышал, как захлопнулась за Хао дверь, а потом в комнате воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь редкими вздохами, определяющими тот комок крови и рваной кожи, что лежал на диване, за живое существо, потерявшее веру в любовь...

Прошло уже много времени, несколько долгих часов. Рен уже перестал вздрагивать и шумно втягивать в себя воздух. Он просто лежал, отстраненно глядя в спинку дивана и переживая все последние события заново. Он, будто в тумане, слышал, как дверь снова распахнулась, как чьи-то горячие руки осторожно подхватили его, куда-то неся, как что-то теплое стекало по его телу, кажется, это была вода. Вода? Рен широко распахнул свои глаза, дымка ушла, сознание просветлело, и Тао отчетливо осознал, что сидит в ванной и что кто-то смывает с него запекшуюся кровь и сперму. Нервно обернувшись, китаец сглотнул – рядом с ним стоял Хао, который аккуратно, чтобы не причинить лишней боли, стирал с бледной кожи следы недавних издевательств. Это был Хао, его Хао, такой нежный и ласковый. Но слишком сильной оставалась боль, разорвавшая душу, заставившая кровоточить тело. Рен больше не верил этим невесомым прикосновениям, Рен больше не доверял этим таинственно-темным глазам... Глаза... Тао всегда любил его глаза, всегда с трепетом вспоминал его вид, ведь он знал, что когда Хао смотрит на окружающих с улыбкой, все сжимаются под его взглядом. Внешне спокойный и уравновешенно-безразличный... но глаза... в глазах плещется что-то, чему нет названия, что-то, обжигающее холодным пламенем, колкое, отравленное, но в то же время, притягивающее к себе, манящее, убийственно красивое и неповторимо завораживающее. И он любил этот взгляд, принадлежащий, как думалось Рену до недавнего времени, только ему. Но теперь юноша больше не верил этим глазам, не верил рукам, словам, поцелуям. Теперь ему казалось, что у Хао нет сердца, что душа его давно замерзла, что все то, что было между ними, было ложью, безжалостной, наглой и грубой. Не в силах больше терпеть подобного, Тао вскочил, с силой оттолкнув от себя огненного шамана, вылетел из ванной, не обращая ни на что внимание. Забежав в комнату, Рен наскоро оделся, натянув на себя некое подобие джинсов и свитера, и выскочил в окно. Приземлившись на ноги и даже не потеряв равновесие, вспомнил, что Хао говорил именно об этом, сорвался с места и кинулся опрометью в толпу, желая исчезнуть, раствориться, потеряться в этом мире, чтобы Асакура никогда не нашел его. Рен все бежал и бежал без остановки, пока не оказался в парке, у озера. Перемахнув через ограду, он оказался на самом краю небольшого выступа, с которого, если правильно повернуться, можно было наблюдать, как солнце утопает в темно-золотых водах. Сев на камень и свесив вниз ноги, Рен провожал взглядом красную полоску на горизонте, оставшуюся от исчезнувшего солнечного диска, вновь напомнившую огонь, а вместе с тем и кровь, пролитую за несуществующую любовь. Погрузившись в размышления, Рен и не заметил, что рядом с ним появился запыхавшийся Хао, что лоб его был рассечен осколком разбитого зеркала, что кровь медленно стекала по его лицу, капая на землю, пачкая одежду. Рен не видел, как исказилось лицо юноши, когда тот заметил потухший и устремленный в пустоту взгляд золотых глаз. Ничего не замечал Тао, но...
- Я чувствую себя действительно виноватым за это... – тихий голос, сравнимый по звучанию с шелестом листьев, нарушил тишину, заставив Рена нервно вздрогнуть.
- За то, что только что произошло? – как-то отстраненно и потеряно прозвучал вопрос, неосторожно кинутый шаманом в пропасть, повисшую между их душами.
- Нет... За то, что было между нами, - немного неуверенно продолжи Хао, устремляя взгляд вдаль.
- Почему? – Рен посмотрел на шамана с намеком на интерес.
- Если бы не моя прихоть влюбить тебя в меня... Ничего бы этого не случилось... И все было бы более-менее замечательно, по крайней мере, не было бы этого давящего чувства одиночества, которое терзает тебя в последнее время... А может... и тебя не было бы уже в живых... – так и не посмотрев на собеседника, продолжил Хао.
- П...п...прихоть? Влюбить? – шаман не поверил своим ушам, ведь где-то в глубине души он все еще надеялся на то, что Хао любит его, что все, что между ними только что было, вышло из-за недоразумения, что сейчас Хао извинится, и они вместе пойдут домой, ведь... Но это было признание, жесткое, давящее, унижающее, добивающее.
- Ммм... помнишь, когда я стал пробиваться через твою стену, когда миллиметр за миллиметром я отодвигал острие гуандао от своего горла, когда я только начал завоевывать твое доверие... ты ведь помнишь? Тогда я решил, что было бы интересно заставить тебя привязаться ко мне... И я начал свою игру.
- Ну, может, и помню, а может, и нет... скорее, помню... – сквозь зубы процедил Рен, начиная беситься от безысходности. – Забавно... игрок...
- Мне доставляло удовольствие заставлять тебя делать так, как я хочу. Мне нравилось чувствовать свое превосходство. Я был нужен тебе, и это не могло не греть душу... Со временем нужда держать тебя подле себя отпала, ты стал сам держаться за меня... – не обращая внимания на опасную интонацию Рена, Хао продолжил, все так же рассматривая пустоту.
- Продолжай... – требовательно рыкнул Тао, невольно взявшись за сердце, которое начало плакать, услышав все то, чего Рен так боялся.
- Так я играл довольно долго, мне нравилось мучить тебя, но мне было мало привязанности. Я хотел большего. Я заставил тебя полюбить меня, пусть и на подсознательном уровне, но все же... И тогда я перестал заставлять тебя что-либо делать, ты сам делал это, а я был холоден, меня забавляли твои муки...
- Хм... мило, а говорил, что это я холоден... не важно... – шаман отвернулся к озеру, наблюдая за взошедшей луной, только вот это зрелище не радовало его, а лунная дорожка, протянувшаяся по водной глади, напоминала лишь о тех далеких днях, проведенных в негодовании и растерянности.
- Я говорил это уже позже, - пояснил Хао, - собственно, к этому я и веду. Все было бы прекрасно. И, казалось, я победил, добился, чего хотел, но, не заметив, когда и почему это произошло, я сам влюбился в тебя. Это показалось мне неприемлемым, и я поспешил закончить игру. Зима, - Хао запнулся на этом слове, прикрыл глаза, воспоминания приносили и ему огромную боль, - ты помнишь?..
- Хао... А если бы я не пережил зиму?.. мне... эх... так больно знать правду... Больно знать, что я был лишь твоей куклой, которой «посчастливилось» стать любимой... – Рен тяжело вздохнул. – Неужели осталось что-то еще? – безразлично спросил он, наблюдая за раскрывшимися в беззвучном крике губами Хао.
- Я не договорил самого главного... Когда я попытался прогнать тебя, я понял, что сам попал в свою же ловушку... Тогда, не найдя другого выхода, я старался подстроить ссору, взрывался буквально из-за мелочей. Я хотел сделать так, чтобы ты сам ушел... Я убеждал себя, что не люблю, что ты всего лишь игрушка, что безразличен мне... Но...
- Но ведь теперь все по-другому? – голос дрогнул, надежда, погребенная где-то под обломками чувств, воскресла, принеся с собой новую порцию боли.
Но Рену не суждено было услышать ответ. Когда он обернулся, то увидел Хао, лежащего на земле, теперь наконец шаман заметил сильно кровоточащую рану на лбу, теперь только он увидел, каким бледным был Асакура, как трудно ему было говорить. Не раздумывая, Тао подскочил к теряющему сознание Хао, опустился рядом с ним на колени, приподняв немного голову.
- Хао... Хао... Ты слышишь меня? – Рен заглянул в пустеющие глаза шамана. – Хао... не смей терять сознание! – он с силой ткнул Асакуру в бок, пытаясь вернуть ему способность чувствовать, на губах мастера огня заиграла улыбка. – Чего ты смеешься? – негодующе вскрикнул Рен.
- Ты все-таки любишь меня... – неуверенные слова еле вырвались из онемевших губ.
- Конечно, люблю, глупый... А теперь помолчи... – шаман подхватил Хао на руки, чуть сморщившись, когда ткань свитера соприкоснулась с еще свежими ранами на спине. Но, наплевав на неудобство и боль, Рен поспешил отнести Хао домой.

Очнувшись, шаман увидел, как пара желтых, будто полная луна, глаз наблюдает за ним, оценивая ситуацию.
- Пришел в себя? – немного растерянно и неуверенно прозвучали эти слова в полумраке холодной комнаты.
- Как видишь, - Хао попытался ответить колкостью.
- Не нужно, Асакура, не пытайся снова показаться бесчувственным. Ты уже имел неосторожность открыться мне. Теперь вот и не дергайся... – Рен заговорил медленно, опустив глаза в пол и не решаясь посмотреть в эти любимые, но предавшие глаза. - ...Я люблю тебя...
- Но должен ненавидеть... – возразил удивленный Асакура.
- И ненавижу... Только люблю все-таки больше... – улыбка скользнула в уголки губ.
- Рен... – Хао попытался приподняться, но перебинтованная рука достаточно грубо уложила его обратно.
- И не двигайся. Тебе нужен покой... – уверенно и безапелляционно заявил Тао. – И еще кое-что... – уже тише и покраснев.
- Что?
- Я выкинул твой компьютер... – совсем неслышно, напряжение сквозило в словах, а тело готовилось получить очередной удар.
- Что ж... это твое право. После всего, что я сказал тебе, этот твой поступок самый гуманный... – Хао не смотрел на шамана, его терзала обида, но в большей степени им завладело отчаяние. – Прости меня, Рен...
- Хао, понимаешь... Мне потребуется много времени, чтобы свыкнуться с тем, что ты сказал мне... – шаман посмотрел в окно, да так и задержал взгляд на яркой звезде.
- Я пойму, если ты захочешь уйти... – Асакура прикрыл глаза, чтобы Рен не заметил выступивших слез.
- ...Но я останусь с тобой, - будто не слышав слов Хао, он продолжил, - потому что я очень сильно тебя люблю... И без тебя мне не нужна эта жизнь...
Закончив свое маленькое признание, к которому, однако, Рен готовился не один час, он перевел взгляд на побледневшего Хао, а потом, склонившись, поцеловал с такой нежностью, на которую только был способен.
- Я никогда тебя не оставлю... – добавил он, шепча Хао на ухо. – Пусть даже пока и не буду верить тебе. Моя любовь сильнее обиды. К тому же, ты любишь меня. В этом я уже убедился, мои сомнения оказались напрасными... Частично... – добавил неуверенно Тао, снова поцеловав мастера огня.
Спустя несколько мгновений Рен уже лежал рядом с Хао, поглаживающим его по израненной спине.
- Прости меня, котенок, - отрешенно прошептал он.
- Боль, причиненная тобой, приносит наслаждение, в конце концов... – промурчал довольный Тао, удобнее устраиваясь на плече Хао. – Я люблю тебя... Просто очень сильно люблю, - добавил он, проваливаясь в сон.
- И я люблю тебя, мой хороший... – отозвался Хао.
- Я никогда тебя не оставлю... Никогда-никогда... – зашептал Рен.
Хао промолчал, продолжая поглаживать Тао, который уже через несколько секунд посапывал, согретый теплом и лаской.
- Хотел бы я сказать тебе то же самое... – пробормотал Асакура, поцеловав своего котенка в лоб и засыпая вслед за ним. «Обещаю, однажды я обязательно скажу тебе это. И это будет правдой, малыш» - подумал он прежде, чем беспокойный сон затмил его сознание, разрешив на некоторое время почувствовать успокоение, ведь рядом с ним билось сердце любимого, пусть и испещренное шрамами, пусть еще и плачущее, но все же любящее и искреннее, теплое и вселяющее в осколки сердца Хао надежду на возможное счастье. Счастье с его диким котенком...

         20 ноября 2010 в 20:23  Alissia.S. писала:
В очередной раз кланяюсь. Едва не заплакала сама на этой фразе.[/quote]Асакура прикрыл глаза, чтобы Рен не заметил выступивших слез.
Вы как всегда чудесно написали, не передаваемая нежность затронула сердце, от чувств героев друг к другу. Браво! Домо аригато.

Ссылка на это сообщение 
         29 июля 2010 в 13:41  мая писала:
Мне понравилось,очень очень...как же было красиво.... Ещё было жалко Рена, но я знала что Хао любит его)))

Ссылка на это сообщение 
         22 января 2010 в 19:10  Lesya писал:
Фанфик порадовал, честное слово...
Мы вообще придерживаемся точки зрения, что в фике (помимо прочих приятных моментов))) должна в доступном для читателя варианте быть передана какая-либо мудрая мысль. В любой литературе так, конечно... Но в фанфикшене особенно - это, собственно, и придает ему вообще смысл)))
На самом деле, правда - одна из наиболее неприятных вещей в нашем мире. Но без нее, увы, никак))) И в вашем фанфике это просто восхитительно показано)))

Ссылка на это сообщение 
         2 декабря 2009 в 16:18  Any Tao писала:
А мне понравилось:) На мой взгляд герои немного не в характере, да и пусть, как же без этого?:) Для первого раза очень даже неплохо:) Желаю дальнейших творческих успехов и таких же хороших произведений:) Спасибо:)

Ссылка на это сообщение 
         2 декабря 2009 в 09:04  Hao-sama писал:
Ааа... Это потрясающе..
По началу так остро, а в конце столь волнительно... Вообще такая тоскующая долгая боль чувствуется...
Были какие-то недочеты.. Но я не заострил особого внимания. Ближе к концу уже сильнее переживание и волнение за героев..
Еще добавлю, что вы опять выразили многие мои мысли ) И помогли кое-что понять..
Спасибо.

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009