Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: Neka aka Saere Aeanto 
Название: Вспомнить, чтобы измениться
Рейтинг: PG
Жанр: angst, немного философии.
Персонажи/Пейринг: Хао
Disclamer: от прав на оригинальных персонажей отказываюсь
Правила размещения: с указанием моего авторства
Summary: Чтобы изменить мир, Хао придется изрядно покопаться в своем прошлом. Это поможет вспомнить ему то, что он пытался сделать. Ему придется изменить себя...
Предупреждение: OOC, AU.
Бета: Black & White
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (12 посетителей)

В глазах холодная пустота, а в сердце ураган противоречивых чувств, одиночество смешивается с ненавистью, любовь с самонадеянностью, а прошлое смешивается с будущим, превращаясь в настоящее. На лице не отражено ни единой эмоции, а душа рвется от шквала непонятных желаний, сердце отстукивает мелодию боли, а губы кривятся в презрении.
Нет, он не такой. Носить маску стало для него привычным делом. Так не больно, так легче, так нужно...
Наденешь – сразу чувствуешь себя лучше. Но как же трудно усмирить непокорные мысли, как тяжко заставить успокоиться вихрь ярких эмоций, рвущихся наружу. Тяжело прятать строптивую живую натуру за маской сдержанности и эгоистичности. Он привык. У него было много времени, чтобы научиться прятаться.
Душа, скрытая за языками пламени, сердце, спрятанное за толстой коркой льда, чувства, заткнутые глубоко, в самые потаенные уголки сознания. И хмурый взгляд холодных темных глаз. Усмешка, слишком приторная, чтобы быть настоящей, бархатный голос, ранящий в самое сердце. Огонь и лёд – в этом весь он. Сдержанная непокорность, непокорная сдержанность – он сам себе противоречит, он ненавидит... себя.
Спускаясь по лестнице, невольно задумался, забыв закрепить маску. В мгновение презрение сменилось озабоченностью, а холод в глазах – усталостью. Весь блеск, заставляющий завидовать великой жизненной силе, угас, оставив после себя ощущение опустошенности. Мысли вырвались на свободу, борясь с неистовой силой воли. Но это лишь на миг.
Мысли были вновь запечатаны бескомпромиссной расчетливостью, блеск вернулся на отведенное ему место, усталость исчезла, позволив колкой холодности занять свою позицию, усмешка вновь искривила притягательные губы. Маска затянулась, не оставив ни одного просвета.
«Я устал быть таким...» - одинокая фраза, пробежавшая по всему телу, нервным импульсом пробивая разгоряченное сердце, заставила сжаться израненную обыденностью душу. В глазах мелькнуло разочарование, а губы раскрылись в непреодолимом желании закричать. Невольно сжавшись в неистовой готовности к атаке, его тело дрогнуло, будто вспоминая. Нет, телесные повреждения не оставили за собой следа, но боль от разочарования, боль от уничтоженной надежды заставляла тело вот так съеживаться под натиском прошлого.
«Ненавижу!!!» - слишком обыденная мысль, чересчур громкое заявление, изреченное, как приговор, как признание в своем бессилии, как невозможность что-то изменить. Отчаяние, сменившееся желанием сопротивляться, сопротивление, сменившееся желанием мстить, месть, уступившая желанию подчинить все себе, власть, свергнутая желанием ненавидеть, ненависть, исчезнувшая под прицелом безразличия. Весь ураган чувств сменился одним лишь равнодушием, оставившим после себя холодный след в слепой душе. Но всегда ли слепой была его душа? Отнюдь... Кричащее сплетение несовместимых чувств – вот какой была его душа. Была, когда он еще умел ненавидеть, когда еще испытывал любовь... Давно... Слишком давно, чтобы боль оставалась болью... Ведь рана болит лишь несколько мгновений, а потом боль переходит в страх. Но перед чем? Он не знал... Черный рубец, рассекший душу, слишком сильно выделялся на осколках его жизни. В глазах померкли звезды – бездонное озеро превратилось в зыбкое болото, а жажда жить сменилась разочарованием. Бессмысленное возвращение к жизни. Бессмысленное желание поверить хотя бы самому в эту абсурдную идею изменить мир. Бессмысленное стремление помочь хоть кому-то. Бессмысленное, потому что лишенное веры, потому что не подкрепляемое ничем, кроме горечи потери.
Ненависть исчезла слишком давно, а все, что осталось – маска. Маска, которая должна была скрыть вековую усталость, что с каждым прожитым днем все сильнее давала о себе знать. Усталость – все, что осталось от былого стремления, чересчур отчаянного, чтобы воплотиться в жизнь...
«Я так устал...» - и снова бесконечно довлеющая над желаниями мысль. И вновь в потухших глазах вспыхивает мимолетная надежда «а что, если...», но тут же она рассыпается под натиском безразличных доводов, использованных лишь в пользу бесконечной усталости.
Никто не видел его таким. Никто, даже самый близкий человек, даже самый заклятый враг. Никто не смел заглянуть под непроницаемую маску Хао Асакуры. Никто... Порой даже он сам не решался встретиться со своими мыслями и переживаниями. Он так привык казаться бездушной сволочью, что просто сжился с этим образом, позволив самому себе поверить в этот абсурдный маскарад.

Порой, минутный спуск по лестнице может вызвать целую бурю эмоций, которые уже тысячи раз рвались наружу с необычайной настойчивостью, разрушая привычные стереотипы, заставляя сомневаться в правильности своих действий, в правильности выбранного пути.
- Черт бы побрал мою сентиментальность! – в сердцах прокричав привычное проклятие, Хао таки ударил кулаком в стену, по руке пробежала приятная волна легкой боли, дающая понять, что жизнь по-прежнему идет своим чередом.
Как часто, задумавшись о чем-то, желаешь в миг изменить все, лишь бы только пасть перед одурманивающим порывом, лишь бы суметь наконец разорвать узы с прошлым.
Но не было другой возможности сделать это, лишь только вспомнить. Вместо того, чтобы разорвать узы с прошлым, ему требовалось вспомнить все, что когда-то происходило. Ему было важно почувствовать все пережитое еще раз. Нужно было осознать смысл своих действий и поступков, чтобы суметь изменить себя. Сначала себя, а потом уж можно будет взяться и за мир...
Хао зашел в библиотеку, окидывая ее скептическим взглядом, все еще надеясь, что можно избежать этого неприятного погружения в прошлое.
В конце концов, убедившись в том, что пути назад нет, он подошел к стеллажу, провел пальцем по линии запылившихся книг, нашел нужною и, извлекши ее, направился к столу. Найдя не занятый книгами уголок, распахнув шторы и раскрыв окно, Хао уселся на стул и начал листать взятую со стеллажа книгу. Прочитав немного, он отвлекся. Он поднял глаза на ясное небо, на солнце, что ярко светило, заставляя зажмуриться. Он снова вспоминал... Теперь, когда ему не приходилось прятаться, он ослаблял маску, позволяя потаенным чувствам вырываться на свободу, позволяя мыслям возвращаться в далекие дни его жизни, чтобы напомнить самому себе о тех грехах, которые неоднократно он совершил в прошлом, чтобы напомнить о тех событиях, которые заставили его эти грехи совершить.
Так было и теперь, он как будто рассматривал безоблачное небо, яркое солнце, верхние этажи зданий, что исполинами казались на фоне низеньких двухэтажных домиков, созданных для того, чтобы разбавить гнетущую атмосферу большого города. На самом же деле Хао вовсе не интересовал пейзаж за окном, мыслями он уже давно унесся в свое детство. Туда, где впервые были посеяны семена ненависти, туда, где зарождалась его безумная идея, туда, откуда все началось.

«Я ненавижу тебя!» - кричал он впервые, когда встретился с теми, которые сожгли его мать. «Я отомщу!» - говорил он, когда убивал священника Денсена. «Я буду мстить!» - шептал он, когда постигал в храме Звезду Единства. «Я стану сильным...» - думал он, засыпая. «Я сумею стать королем!» - думал он, просыпаясь. Но все эти крики, все эти бессмысленные клятвы, все обещания – все было так глупо, так по-детски, так ничтожно. Все потеряло смысл, когда в один прекрасный день он понял, что больше не может ненавидеть. Когда уже было поздно что-либо менять, он понял, что осталась лишь пустота. Он осознал, что черный шрам, рассекающий его тонкую душу, навсегда останется шрамом, он понял, что осталась только боль и одиночество.
Тогда в его глазах мир померк. Еще в то время бездонные озера превратились в затхлые болота. В тот миг жизнь утратила свой смысл. И в тот момент началась борьба с самим собой. Бой за мечту уже не приносил удовлетворения, боль от людской глупости терзала сердце, чужие, бесплодные мысли заполоняли голову, а душа тихо плакала над разбитой надеждой, над ушедшей верой, над распятой любовью. В душе остался холод. В глазах осталась грусть. А на лице играла едкая усмешка, в словах плескался яд, в прикосновениях таилась смерть. Вся жизнь превратилась в игру. В игру, которую он проиграл до того, как успел начать. И ночь от ночи он вспоминал о том, что говорил ему демон, день ото дня в мыслях пульсировала болезненная фраза «ты всего лишь человек». И воспоминания, сопровождавшие эту мысль, роились в его сознании.
... Холодный осенний день. В воздухе нависло напряжение. Все замерло в ожидании расправы. Ни дуновения ветра, ни шелеста травы, ни пения птиц – все замолчало, все сникло. И лишь непомерное желание наконец-то оказаться под дождем овладевало телом. А рядом стоял отец, сжимающий своей сильной рукой его хрупкое детское плечо, он говорил:
- Смотри, что ждет тех, кто будет неугоден совету. Смотри, какая кара ждет изменников...
И он заставлял смотреть мальчика на приготовленные места для сожжения, он заставлял смотреть на обреченных «преступников», провинившихся лишь в том, что они были против тех садистских методов, которыми пользовался совет. Отец глумливо ухмылялся, наблюдая за сыном, который с нескрываемым ужасом следил за этой скорбной процессией, который, как заклинание, шептал «пусть пойдет дождь», который с полными ужаса глазами умоляюще смотрел на отца, желая, чтобы эта пытка поскорее закончилась. Но отец лишь посмеивался, сильнее сжимая плечо, отец лишь шептал так, чтобы никто его больше не слышал:
- Смотри, что будет с тобой, если ты сделаешь хоть шаг навстречу своей цели, маленький ублюдок. Смотри и запоминай, кто здесь главный, смотри и заруби на своем носу, что все подчиняются моему слову, а я же не пожалею тебя, чудовище в обличье ребенка. Слышишь?
На это он мог только хлопать огромными, переполненными ужасом глазами, лелея где-то глубоко в душе свой план расплаты. Он с необъяснимым отвращением смотрел на огонь, поглощающий тела «виновных», с подступающей тошнотой он слушал их стоны и мольбы, с необъяснимой ненавистью слушал он тихий смех отца, продолжающего сжимать точеное плечико, оставив на нем, должно быть, черный, как беззвездная ночь, синяк. Он заставлял смотреть.
Когда же эта пытка закончилась, когда последний из наказанных умолк, заживо съеденный прожорливым огнем, мальчика отпустили, с силой бросив на иссушенную землю.
- Это ждет тебя, если сделаешь хоть шаг против совета... – последние слова, оброненные с приторным осадком от горького яда, слова, призванные уничтожить все порывы к сопротивлению, укрепившие, однако, в сердце мальчика единственное желание – поквитаться, желание отомстить. Он от простой безысходности ударил о землю кулаком, в надежде, что этот треклятый мир наконец-то изменится, что насилие потеряет свою власть, что справедливость восторжествует. Он устремил потухший взор к небу в беззвучной мольбе. И, будто услышав, в ответ на молитву небо осветилось ярким огнем молнии, а раскат грома заглушил крик бессилия, после чего на землю посыпались крупные капли слез, вымоленных отчаянными воплями и пережитыми страданиями. И в тот миг, когда первая капля достигла своей цели, в его сердце разгорелся слабый огонек, смутное стремление, желание расквитаться, уничтожить тех, кто несправедлив, тех, чьи сердца погрязли в ненависти, тех, кто забыл, для чего пришел в этот мир. Тихий всхлип, твердая уверенность в своих действиях и отвращение, нескрываемое отвращение к человечеству, потерявшему самое главное, потерявшему смысл...

Но дождь закончился, оставив после себе бурные, черные потоки, мечущиеся по распростертой душе, пересекаемой, однако, черным шрамом, оставшимся еще от первой жизни. И эта метка впитала в себя весь негатив, все то темное, что было в мире, надолго погрузив исстрадавшуюся душу в плен холодного мрака. И даже теперь эта тонкая материя ощущает яростное присутствие этих темных отголосков в своем сознании. И иногда еще приходят во снах сцены из прошлых жизней, заставляющих проснуться в холодном поту, чтобы чертыхнуться в сердцах и проклясть тот день, когда он пожелал мстить.
Но сейчас ясное небо и яркое солнце отчаянно вытесняли тьму из его души, желая снова научить его любить, желая показать, что не все так плохо, как может показаться на первый взгляд, ведь, как говорится, не все то золото, что блестит, не каждый скиталец – бродяга... И теперь ему, Хао, представилась возможность сделать так, как хотел когда-то он. Ему дали еще один шанс. Он выслужил у судьбы еще одну возможность.
- Начинать ведь нужно с малого... – прошептал он, вглядываясь в даль, туда, где на синеющем небосводе виднелись зеленые холмы, указывающие туда, где прошла вся его жизнь, туда, куда ему предстоит вернуться. Но, чтобы не повторить своих прежних ошибок, ему придется усердно готовиться к этому маленькому путешествию, исполненному опасностей, горя и страданий. – Что ж, я готов... – он опустил взгляд, запечатлевший отблеск солнца, на книгу, что читал. «Мудрость во взгляде» - та рукопись, что впервые он прочитал, будучи еще ребенком. С этой книги начался его долгий путь к достижению цели. С этих строк началась его новая жизнь, жизнь Хао Асакуры. Ведь после долгих страданий и лишений он наконец-то сумел оставить в прошлом мстящего ребенка, уступившего все-таки место тому, кто действительно его заслуживал. Теперь Хао перестал «спотыкаться» о собственную ненависть, теперь он вспомнил, как хотел изменить мир и что ему для этого требовалось.
- Начинать нужно с малого... – повторил он тихонько, углубляясь в чтение.

         14 февраля 2010 в 15:58 Хао Асакура писал:
У меня нет слов. Фанфик просто гениальный. Теперь я убедилась - я действительно похожа на Хао, как многие говорят...

Ссылка на это сообщение 
         31 августа 2009 в 07:51  Nicka писала:
Потрясающе. Слов больше нет. Веришь сразу и безоговорочно.
Мечущаяся душа - где-то в глубине, не за маской даже - за решеткой...
И все-таки переступил.

Спасибо автору.

Ссылка на это сообщение 
         29 августа 2009 в 09:50  Хельга писала:
По-моему, на сегодняшний день это самый потрясающий твой фанфик, выставленный на сайте. Так передать чувства и мысли Хао, так убедительно показать его прошлое и рожденные этим мотивы... Еще один фик, который я отношу к гениальным произведениям.
Аригато.

Ссылка на это сообщение 
         29 августа 2009 в 05:28  Hao-sama писал:
Потрясающе. Вы безумно тонко чувствуете Хао... Прочувствовано. И всё так верно. Так и бывает. И это именно те мысли, что посещали и меня ) Затронуло за душу... Спасибо.

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009