Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: LenyTao 
Название: Ожидание
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst,Darkfic,Romance
Персонажи/Пейринг: Рен/Мари, есть упоминание о Хао
Disclamer: Я отказываюсь от прав на этих персонажей
Правила размещения: Только с моего согласия
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (11 посетителей)

Черная Смерть

Прошло четыре года, с тех пор как отменили турнир шаманов. Жизнь пошла своим чередом. Рио, наконец, нашел девушку своей мечты. Ею оказалась Джун. Джоко все больше времени проводит с Пирикой, так как она единственная, кто смеется над его шутками. А Трей ухаживает за Тамарой. Йо и Анна постоянно ссорятся, а верный друг Морти их мирит и помогает Йо по хозяйству. Рен оказался единственным, у кого нет пары. Ему просто некогда засматриваться на девушек, ведь он стал главой много миллиардной компании…

***

Вечер. Шесть часов. Рен сложил последние документы в папку. Помедлив две – три минуты, достал из потайного ящика стола черный футляр. Приоткрыв крышку футляра, Тао любовно погладил блестящее лезвие гуандао. Рядом материализовался Басон.

«Маленький мастер Рен, вы начинаете меня беспокоить. Вы вот уже полгода каждый вечер гладите лезвие…»
«Басон, сколько раз тебе повторять. Я уже не маленький, мне не требуется постоянная опека. А потом гуандао – единственное напоминание о прошлом: о боях, о турнире, о друзьях, о … о …»
«Но, … Мастер Рен, похоже, длительное пребывание в человеческом мире пошло вам на пользу. Вы стали более…чувствительны».
«Басон, еще раз такое скажешь и тебе не повезет, даже если ты уже дух…»
«Простите, господин…»


И Басон растворился в воздухе. Рен еще раз провел по лезвию и убрал футляр обратно в стол. «Ну, что же, пора домой», - сказал Рен самому себе и, надев черный плащ, вышел из офиса компании.

***


На улице моросил легкий дождик. Рен ехал на дорогом спортивном автомобиле и думал, что уже ничто не сможет его удивить или напугать. Вдруг Тао резко нажал на педаль тормоза. Ему показалось, что он увидел кого-то из своих прежних знакомых: девушку блондинку, с двумя длинными хвостами, торчащими под немыслимыми углами. Но когда юноша вылез из машины, то на улице уже никого не было. Впервые в жизни Рен готов был поклясться, что зрение (которое никогда раньше его не подводило) обмануло его…

***

Вот уже полгода, как Рену мерещится одна девушка. Все началось, когда Рен стал просматривать старые фотографии со времен турнира. Парень уже заканчивал их просмотр, когда из конверта выпала еще одна фотография. Мальчик перевернул снимок и увидел команды Хао и его приспешников в полном составе. Тао зачарованно смотрел на снимок. Он ни как не мог понять, привлекает его на этом снимке. Вроде все знакомы, но… девушка, которая нежно обнимает Хао за шею, кажется незнакомой. Рен поднес фотографию ближе к глазам и узнал Марион Фауну. Только на снимке ее волосы были распущены, и от этого она казалась еще более красивой…
***

«Блондинка, два длинных хвоста, черное платье… НЕТ, нет, это не могло показаться. Я точно видел ее, Марион Фауну. Я видел игрушку – хранителя, которого она носила с собой. Я АБСОЛЮТНО точно видел ее,…но тогда куда она делась там, на дороге?» - думал Рен, поднимаясь в лифте. Легкий щелчок, открывающихся дверей, вывел юношу из размышлений.
Тао вышел из лифта и подошел к почтовому ящику. Откуда торчали два письма и какая-то открытка. Рен вытащил их. Первое письмо было по работе, и мальчик прикрыл его тут же следующим. Оно было от Йо и Анны. Рен вскрыл конверт, где оказалось приглашение вечеринку в честь дня рождения Йо. Левая бровь Рена медленно поползла вверх. «Как? Уже так скоро? Черт, совсем забыл об этом, а ведь вроде лучшие друзья…» - пронеслось в голове Тао.
Юноша открыл дверь квартиры. Его встретила холодная и пустая прихожая. Мальчик вспомнил про открытку. Это был черный прямоугольный картон с красной розой по середине. Тао перевернул открытку. Но и обратная сторона тоже была пуста. Рен прошел в спальню и положил почту на тумбочку, рядом со злополучной фотографией.

«Басон, ты где?» - требовательным голосом произнес Рен.
Только молчание было ему ответом.
«Басон, ты где? Черт, ты что, обиделся?» - последнюю фразу Рен пробормотал себе под нос.
«Нет, мастер Рен. Просто у духов тоже бывают свои дела…». - прозвучал оправдывающийся голос у юноши за спиной.
«Интересно какие?» - В этот момент Рен повернулся к Басону. Хранитель с ужасом заметил, что янтарные глаза хозяина были прищурены как у кошки, а он знал, что это не добрый знак. – «За последние месяцы ты сильно изменился и заметь не в лучшую сторону. Ну да ладно, Басон, в этот раз обойдемся без нотаций». - глаза Рена приобрели шутливое выражение, но потом сделались очень серьезными – «Меня беспокоит эта открытка. На ней нет ни обратного адреса…На ней ВООБЩЕ ничего нет, от нее не исходит ни какой запах. Она чиста. Басон, что это может значить…».
«Рен, я…я не знаю, что это значит. Я никогда прежде такого не встречал. Но…но есть вероятность, что эта открытка - символ смерти…».
«Почему?» - перебил Басона весьма заинтересованный голос. – «Почему от нее веет смертью. Я не чувствую этого запаха».
«Все очень просто, маленький мастер Рен (Ой, простите). Черный цвет – символ всего плохого, а красная роза символ войны (если вспоминать Войну Красной И Белой Роз). Если подумать логически, то плохое в войне это смерть (нет, мастер Рен, не проигрыш, а именно смерть). Это все чем я могу вам помочь…»
«Что ж, Басон, я это учту. А теперь оставь меня в покое. Я хочу спать». – холодно произнес Рен.

Басон медленно растворился в воздухе. Но, юноша врал, как самый обычный мальчишка. О дьявол, как это не похоже на прежнего Тао. Рен взял фотографию и открытку с тумбочки. Он медленно закрыл глаза, затем также медленно их открыл. Тут Тао заметил, что на самой розе начали медленно проступать витиеватые, готические буквы…



Нападение

Рен протянул руку за открыткой, поднеся открытку ближе к свету. В самой середине цветка было написано:
«В 2 часа ночи.
В парке.
Под раскидистым дубом».
« Да черт. Что это такое. Это мое любимое место в парке. Но, что это значит: черная открытка и красная роза?»

***

Рен шел по главной аллее центрального парка. Еще три поворота налево и он окажется около дуба. Это было его любимое место в парке, так как сюда почти никто не заходил, и он мог спокойно предаваться размышлениям. Ну вот и дуб. Но никого здесь нет. Опять начал моросит дождик. Рен достал зонт и сел на скамейку. Дождь усилился. Тао откинулся на спинку скамейки.
В конце аллеи показалась темная фигура. Рен скосил глаза в сторону, внешне же мальчик казался спокойным. Хотя каждая клеточка его тела была напряжена. Фигура начала принимать очертания. На ней был черный плащ так, что юноша не мог определить девушка это или мужчина. Но вот таинственный незнакомец скинул капюшон. Рен медленно встал со скамейки, не в силах поверить в то, что он видит перед собой. Перед ним стоял его вечный преследователь: образ зеленоглазой девушки в черном платье.

«Марион…Что ты здесь делаешь?» - неожиданно холодно произнес Рен.
«А ты не рад меня видеть?» - в тон ему ответила девушка. – « Но не в этом сейчас проблема. Я пришла по делу».
« И по какому это делу, интересно знать?» - с ехидством произнес Рен, - «Не уж то опять хочешь меня убить?»
«Нет, Рен. Я пришла тебя просить об одолжении…» - медленно опуская глаза в землю, проговорила девушка. – «Ренни, отпусти меня. Не держи мой образ у себя в сердце».
«Откуда…откуда ты все это знаешь…Ты, что следила за мной?»
«Нет, Ренни, Я за тобой не следила. Этого даже не требуется, что бы понять, что ты изменился…»
«???» - янтарные глаза Рена начали медленно сужаться. Под конец в них было столько холода, что казалось, что сам Тао ледяной статуей – «Не называй меня так. Не смей. За это время я стал в два или три раза сильнее, так что не советую со мной связываться».
«Я тебя не прошу со мной сражаться. Я хочу, что бы ты отпустил меня. Как ты не понимаешь, что это приведет тебя к гибели…» - сказав это, Марион растворилась в воздухе.

Рен уже собирался идти домой, когда сильный толчок в спину уронил его лицом в грязь. Тао подскочил с земли и достал гуандао. Но никого не было. Вдруг, что – то острое больно кольнуло Рена в бок. На месте укола медленно начало расползаться красное пятно. Юноша резко повернулся, но опять ничего не увидел. Затем снова последовал укол. Рен обезумел от ярости. Мальчик начал кружиться, нанося страшные раны воздуху, а уколы все продолжались. Чем страшнее была рана, нанесенная воздуху, тем сильнее был ответный удар. Тао начал выбиваться из сил. Тычки тоже стали прекращаться. Постоянные уколы и большая потеря крови давали о себе знать.

«Если не уйдешь с моей дороги, то пожалеешь об этом» - голос был похож на легкий шелест листвы, но одновременно он был ужасно жесток и казался смутно знакомым.

***
Рен закончил принимать душ. Как он добрался домой, он не помнил. Ему постоянно слышался этот тихий вкрадчивый голос. Он не знал, что это был за человек или за существо. Рен знал, что не ему, а Марион грозит серьезная опасность.
Громкий звонок входной двери надорвал тишину в квартире. Рен с трудом поднялся с кровати. «Кого еще принесло так поздно?» - подумал Рен. Открыв дверь, он увидел Джун. Она стояла вся бледная, опершись на стенку. Тао понял, что не ему, а ей требуется сейчас помощь. Юноша пропустил сестру в квартиру.

«Ренни, братишка, что с тобой? Кто тебя так изрезал?» - полетел в Рена шквал вопросов.
«Откуда ты это узнала?»
«Басон позвонил. Он позвонил, когда ты был в душе. Твой дух сказал, что ты вернулся домой, еле держась на ногах и весь в крови. Он просил меня приехать…» - Джун остановилась и начала нервно плакать.
«Джун, пожалуйста, перестань плакать. Ты ведь знаешь, что я не переношу женских слез. На, выпей молока. Тебе станет легче» заботливым голосом произнес Рен, наливая молоко.
«Ренни, мне станет легче, если ты пойдешь и ляжешь в кровать» - произнесла Джун сквозь слезы. Затем девушка встала и легким толчком направила брата к спальне.



Предательство.

Рен проснулся от нежного прикосновения слегка холодных женских пальцев к его челке и лбу. Тао открыл глаза: рядом с ним, на стуле, сидела Марион. Глаза девушки были красными и опухли от слез. Даже кончик носа, и тот был красный. Сердце Рена резанула новая, незнакомая доселе боль. Ему захотелось нежно обнять девушку, прижать ее к себе. Начать успокаивать как маленького ребенка.
Марион резко отдернула руку. Глаза девушки быстро забегали по комнате, пытаясь найти оправдание своему поступку. Но, как назло ничего не приходило в голову.

«Это от тебя была открытка?» - сухо спросил Рен. Ему не нравилось, что из-за каких-то пустяковых ран люди так надрывают себе нервы.
«Какая открытка?» - искренне удивилась девушка.
«Черная, с красной розой посередине…» - тут Рен спохватился, что он сказал лишнее, так как девушка действительно ничего не знала про открытку.
«Подожди. Как ты сказал? Черная? С красной розой? Это символ одного человека. Но,…но его уже давно нет в живых…»
«В смысле, ты хочешь сказать, что кто – то имитирует его подчерк…»
«Да, но понимаешь, про это знала только я. Он только мне присылал эти открытки…Они вначале были пусты, а потом на них появлялись огненные буквы…» - голос Марион превратился в шепот, а из глаз опять потекли слезы.
«Ты хочешь сказать, что эти открытки слал тебе Хао?» - спросил Рен, садясь на кровати. Теперь глаза Марион были на уровне его носа.

Ответом Рену был громкий всхлип. Юноша опять захотел обнять девушку. В этот раз он не смог сдержать свои желания. Руки его сами притянули девушку. Он думал, что она оттолкнет его, даст пощечину или что-то еще в этом роде. Но, Марион прижалась к нему, уткнулась носом ему в плечо. Рен почувствовал сначала как одеяло на плече, а потом и само плечо стало мокрым. Пальцы Тао медленно перебирали пряди длинных волос Марион, собранных в два хвоста.
Вдруг Марион резко отстранилась. Пальцы юноши чуть не запутались в длинных волосах.

Рен, …Рен… Прости меня, пожалуйста, прости. Я пришла помочь тебе, а вместо этого получается, что,…что ты жалеешь меня, как…» - голос Марион опять дрогнул, но в этот раз она успела совладать с душившими ее эмоциями.
«Марион, прекрати, пожалуйста, плакать. Я не выношу женских слез. Они… Они делают меня слабым… Я просто не знаю, как себя вести…» - прошептал Рен.
«Ренни, почему ты говоришь шепотом?» - проговорила девушка, поправляя прическу.
«Не знаю. Может, просто я не люблю говорить громко о своей слабости…» - начал, краснея, оправдываться Рен.
«Ну, тогда расскажи, где ты получил столько ран?» - переменила тему разговора девушка.

Рен в вкратце пересказал все случившееся. И тут его осенило.

«Марион, как ты узнала, что я ранен?» - изумился юноша.
«Не знаю… Я просто почувствовала, что тебе больно, и …и почему-то страшно…А потом я просто пришла к тебе».
«А как ты попала в квартиру?»
«Как? Ну, во-первых, твоя сестра забыла закрыть дверь, когда ушла, а во-вторых, я владею даром перемещения.
«Ты хочешь сказать, что входная дверь открыта?»
«Нет, я ее закрыла, когда пришла. Рен, а у тебя есть, что-нибудь поесть в холодильнике?»

Рен слегка дернулся, но и этого было достаточно, чтобы одеяло сползло вниз, обнажив голый торс юноши. Марион в ужасе отшатнулась. Нет, она не испугалась, просто такого количества кровоточащих ран она еще не видела. Рен быстро вернул одеяло на место, но было поздно. Девушка уже увидела страшную травму.

« Рен, …это из-за меня, да? Я…я же просила, чтобы ты не лез в мою жизнь…»
«Марион, ты не причем. Я не видел нападающего. Я просто встал с лавки, и кто-то невидимый стал меня мучить».
«Рен, нужно сделать новую перевязку. …Вставай, я помогу тебе одеться, а затем перевяжу твои раны».
«Ну, уж нет. Я не беспомощный. У меня руки и ноги на месте, следовательно, я все могу делать сам. Пожалуйста, выйди из комнаты…и подожди меня на кухне. Я скоро приду».

Марион встала со стула и вышла из комнаты. Кухню девушка нашла быстро. Открыв дверцу холодильника, она обнаружила, что кроме молока и персикового пирога там ничего нет. Не зная чем заняться, Марион налила себе стакан молока.
В комнату вошел Рен. Он был бледен, как сама смерть. Сразу было видно, каких усилий стояло мальчику небольшое путешествие по квартире. Юноша сел на ближайший стул. Марион присела на корточки рядом с ним.

«Рен, как ты?»
«Ничего. Только голова сильно кружится, и ноги не держат…»

Марион протянула руку и погладила наследника династии Тао по щеке. Рен поднял удивленные и полные боли глаза на девушку. Марион медленно встала и прижала голову мальчика к своему животу. Юноша неосознанно поднялся следом за Марион. Новый приступ боли заставил его стиснуть зубы и обнять за плечи девушку, чтобы не упасть. Теперь ее губы находились в опасной близости от его губ. Тао еще ближе привлек к себе девушку и поцеловал. Поцелуй был долгий. Рен оторвался от Марион и увидел, что из глаз девушки текут слезы.
Он опять прижал девушку к себе. Она снова плакала ему в плечо. Юноша начал гладить волосы, шею, спину Марион. Пальцы девушки начали медленно расстегивать пуговицы на рубашке Тао. Рен свободной рукой приподнял подбородок девушки и поцеловал ее.
На пол упала рубашка Рена, а затем и платье Марион. Юноша поднял ее на руки и понес в спальню. Рен больше не чувствовал боли. Единственное, что он чувствовал – горячие губы и поцелуи Марион.

***

Марион проснулся на плече у Рена. Она еще никогда не была так счастлива, даже с Хао. При воспоминании о нем, глаза девушки опять наполнились слезами. Она вдруг поняла, что нарушила данную ему четыре года назад клятву верности. Марион пыталась себя успокоить тем, что она всячески противилась чарам Тао. Но то, что она не смогла устоять перед искушением, сделало ее еще более слабой и ничтожной перед Хао.
Девушка тихо встала с кровати, преодолев длинный коридор, она очутилась на кухне. Там девушка надела свое платье. Затем она нашла лист бумаги и написала прощальную записку Рену.
Потом она выбежала из душного здания на улицу. Мысли девушки были хаотичны.

«Я предала Хао… Я предала нашу любовь, изменив ему с Реном, с его врагом. Но, я предала и Рена,…я растоптала его чувства. А на самом деле я даже не знаю люблю ли я кого-то из них или нет. Или это просто увлечения? … Я предала саму себя, свое тело,… я подарила Рену и свой первый поцелуй, и свою невинность. …Я предала всех, в том числе и саму себя.

***

Рен проснулся вечером. Все тело ломило, но воспоминание прошедшего дня могло излечить любую боль. Тао повернулся на левый бок, чтобы увидеть спящую девушку. Левая часть кровати была пуста и холодна. Юноша сделал вывод, что девушка проснулась и встала, как минимум час назад, а то и раньше.

«Нет, не может быть, что она ушла. Хотя я не чувствую ее присутствия в квартире, Тут вообще никого кроме меня нету.… Пусть это станет мне уроком на всю жизнь.… Все учатся на чужих ошибках, я же на своих собственных…Этот день подарил мне такое счастье, о котором я не смел даже мечтать, но этот же день и забрал его… За что? Я спрашиваю, за что? В чем я виноват?
Нет, Марион не могла предать меня… Я видел счастье в ее глазах, когда целовал ее. Но,…но она не сказала,…что любит меня.
Бумага?! Но откуда она на кухне, да еще под стаканом с молоком…?»

Рен резко очнулся от тяжелых мыслей и развернул листок.

«Ренни,
Пожалуйста прости меня. Я не хотела, что бы все так получилось, но, что было – того не исправить… Я не могу быть рядом с тобой по двум причинам:
1. Рядом со мной тебе будит грозить постоянная опасность. Я буду причиной всех твоих бед.
2. Я обещала Хао, что буду любить и ждать его вечно. Я обещала, что буду помогать ему возродиться, чего бы мне это не стоило…

Еще раз прошу: выкини меня из головы. Ты не можешь, нет … ты не имеешь права меня любить. Избавься от этого нахожденья, иначе сойдешь с ума.
Рен, (здесь клочок бумаги оторван), твоя Марион.»

Тао дважды перечитал записку. Он был не в силах поверить написанному. Ему казалось, что все его чувства растоптали, даже не заметив. Он устало облокотился на спинку стула…

«Значит она любит Хао, а не меня… Как не больно это признавать, но я проиграл сражение, даже не начав его».

Рен сильно стукнул рукой по столу. Если бы на его месте был кто-то другой, то он непременно сломал бы себе руку, но… Тао сломал край стола. Затем, сломанными оказались стул и стакан.

«Рен, что ты делаешь?»

Еще один стул сломан.

«Рен, что ты делаешь? Что тут происходит…Рен, что с тобой?»
«Басон… Басон… Мне плохо… Мне очень плохо…Я хочу ненавидеть, но не могу… Басон, у меня такое ощущение, что об меня вытерли ноги… Я не знаю, что со мной… У меня ничего не болит, но сердце ноет… и хочется кричать, что есть мочи… Что,…что со мной происходит?» - Рен обнял своего духа и, сам не ожидая этого начал плакать.
«Мастер Рен…Я боюсь сказать вам, что с вами происходит. Я боюсь, что после моих слов вам станет еще хуже…»
«Басон, не трави душу. Скажи…, скажи, что со мной творится. От чего мне так плохо?»
«Маленький мастер Рен, мне…, мне кажется, что вы влюбились…причем очень сильно…»
«Что? Что ты сказал??? Я не могу… Я не умею любить… Я даже не знаю, что это такое…»
«Нет, Вы знаете, что такое ЛЮБОВЬ, и вы УМЕЕТЕ любить. Если бы вы не любили Марион, то вы бы не психовали после ее ухода. Вам не было бы так плохо…»
«Басон, ты хочешь сказать, что…, что я люб… любл… люблю Марион? Нет, я ее НЕНАВИЖУ. Она предала мою любовь, растоптав ее обещанием, данным Хао… Она предала меня тем, что ничего мне не сказала… Я бы ее понял, Басон» - слезы на глазах Рена высохли и было видно, что он опять спрятал все свои чувства, - «Все, Басон, все кончено… Я завтра поеду к Йо и выкину всю эту чушь из головы. Это решено. Ставим на этом точку».

Тао вышел из кухни. Басон, слышал, как под тяжестью тела прогнулась кровать.

«Нет, Рен. Мне почему-то кажется, что эта история еще не закончена. Я точно знаю, что вы будете вместе».

Истина.

Пальцы давят на кнопку звонка, которая вдавлена уже до предела. Наконец дверь открылась…

«Кого это принесло в такую рань? Кому дома не сидится?...Рен? Что ты здесь делаешь?» - недовольный голос быстро стал веселым, и по лицу Йо расплылась улыбка.
«Йо, во-первых, сейчас уже десять часов утра, во-вторых я приехал помогать тебе (вечному лентяю) готовиться к твоему Дню Рождению…»
«Рен, я рад тебя видеть,» - Йо попытался обнять Тао, но какой-то острый предмет преградил ему дорогу, - «Ты что? Убери гуандао. Зачем ты его развернул?»
«Затем, что не хочу, чтобы ты заснул, обнимая меня…Так ты пустишь меня в дом, или ты рад меня видеть только на пороге?» - брови Рена вопросительно поднялись.
«Ой, конечно проходи. Только у нас не прибрано,» - Йо снова завел свою песню вечно оправдывающегося хозяина.

Рен прошел в дом. За последние два года обстановка не изменилась, разве только стало больше зеркал и гантелей. Юноша снял пальто и, повесив его на вешалку, принялся разглядывать свою ослепительно белую рубашку с оранжево-коричневым пятном в самом центре.

«Ух, ты, где это ты посадил такую большую кляксу?» - глаза Йо с интересом заблестели.
«На меня вначале пролили кофе, затем апельсиновый сок…»
«Рен, что стало с тем несчастным?» - глаза Йо расширились от ужаса. Он хорошо знал, что тот, кто испортит его другу одежду, редко остается жив. – «Рен, я надеюсь, что он хотя бы жив?»
«Угу…» - промямлил Рен, пряча глаза в пол.
За его спиной появился Басон – «Йо, не переживай. Он жив и стоит сейчас прямо перед тобой (да нет, не я. Я завис в воздухе…). Просто мастер Рен по рассеянности пролил на себя кофе и сок…»
«Заметь, Йо, я заказывал молоко…» - проворчал Тао, краснея.
«Нет, вы вначале заказали какао. Но его не нашлось, и вам принесли кофе…А потом вы пролили на себя апельсиновый сок…»
«Басон, ты хочешь сказать, что это я во всем виноват?» - Рен был настолько зол на Басон за правду, что чуть не прожег его взглядом насквозь.
«Все, Басон. Ты…будешь…мыть…туалеты, вместо Амедомару (Я надеюсь Анна разрешит). Йо, кстати, где тут можно переодеться?» - ярость в глазах постепенно сменилась новым, никому не знакомым выражением.
«У меня в комнате,» - произнес Йо, глядя, как Басон отправился на поиски Амедомару. Ему было жаль духа, так как тот постоянно отдувался за неудачи и ошибки своего хозяина, - «Просто во все остальные комнаты мне запретила заходить Анна».

***

Рен медленно стянул рубашку через голову. Йо, который спешно застилал свою кровать, с завистью посмотрел на стройный и накаченный торс друга. Улыбка быстро сошла с гуд Асакуры, когда он увидел огромное количество глубоких порезов, еще до конца не затянувшихся.

«Рен, откуда это?» - изумленно произнес Йо.
«Что? Прости, что ты сказал?» - отрешенно произнес Рен.
«Откуда у тебя столько порезов?» - повторил свой вопрос Йо.
«Подрался!» - лаконично ответил Рен.
«Я понимаю, что подрался. Мне интересно с кем?... Я помню, когда мы с тобой последний раз сражались, то я не мог к тебе приблизиться, не то что ранить…»
«Тебя не касается. Это мой урок, который я запомню на всю жизнь… И, Йо, помни, что девушкам, женщинам нельзя верить… Они переступят через тебя и даже не заметят…»
«Рен, что с тобой? … Ты несешь какую-то чушь. Кстати, ты надеваешь рубашку задом наперед. Дружище, колись, что у тебя стряслось?»
«Йо, это не твое дело. Лучше иди к Анне…» - при этих словах голос юноши дрогнул, но Рен потряс головой и продолжал в своем привычном для него тоне, - «Она даст нам поручения. Это хоть не много отвлечет меня…».

Йо понимающе улыбнулся, и друзья отправились к Анне за поручениями, которая была очень рада добровольной помощи Рена.
После трех часов уборки дома друзья отправились на кухню готовить праздничные блюда. Рен был настолько рассеян за время уборки, что от греха подальше Йо посадил его на стул и сказал, что будет готовить сам, перед этим дав другу стакан молока.

«Блин, Йо, что ты мне налил?» - заорал Рен, отплевывая уксус, который стоял рядом со стаканом.
«Молоко…» - непонимающе произнес Йо, указывая на полный стакан молока, - «Рен, ты, что Уксус выпил? Нет, это уже не в какие рамки не лезет. Пока мы мыли пол, ты клал в ведро мыло, вместо моющего средства, а теперь пьешь уксус. Ты меня пугаешь. Почему ты не хочешь рассказать правду? Ты, что мне не доверяешь?»
«Йо, я дурак. Я поверил врагу, и…и обжегся. Это моя ошибка, и никого больше она не касается».
«Рен, лучше расскажи мне все сейчас, чем потом будешь мучаться всю жизнь от недоговорок» - Йо сел на соседний стул.
«Ты не поймешь».
«Я, я постараюсь тебе помочь. Ты же мой лучший друг!»
«Йо, она…она предала меня, я…я кажется…любил ее. На какой-то миг она стала всем для меня. Йо, мы…мы целовались, мы были вместе. Я видел счастье в ее глазах, а…а потом я нашел вот это» - юноша протянул другу записку. Йо быстро пробежал глазами по тексту, затем поднес к глазам надорванную часть листа.
«Рен, что здесь было? Это ты оторвал?»
«Нет, а что? Мне показалось, что лист был таким изначально» - отмахнулся Рен.
«Нет, он не был таким. Смотри, на оборванных краях есть следы чернил. Она, что-то писала, а потом оторвала сама…или, что-то заставило ее это сделать» - Рен выдрал лист из рук друга. Посмотрев оторванное место, Тао поднял полные надежды глаза на друга.
«Что ты этим хочешь сказать? Ты думаешь, что там было, что-то важное? Нет, Йо, она любит Хао, а значит, что там было, что-то колкое. Например, насмешка. Я представляю, как она сейчас смеется надо мной, над тем, как развела меня…»
Резкая боль в щеке заставили Тао замолчать. Он поднял глаза и увидел Анну с занесенной для нового удара рукой. Раньше Рен никогда ее такой не видел. В ее глазах полыхала такая смесь боли и ненависти, что юноша мог с трудом удерживать ее взгляд.

«Не смей, СЛЫШИШЬ, не смей так говорить. Рен, если она спала с тобой, то это значит, что ты ей не безразличен…»
«Анна, с чего ты взяла, что они спали? Рен ничего не говорил про постель…»
«Мой дорогой…Если ты к своему возрасту не научился читать между строк, то тебе место в психушке» - Анна гневно посмотрела на будущего мужа, а затем снова обратила свое внимание на гостя, - «Рен, ее можно оправдать, она запуталась сама в себе. Она любила Хао, но его уже нет. Но есть ты. Теперь она мечется между живым и мертвым. Она заблудилась и не может найти выход. Мне ее жалко. А вы,…вы два бесчувственных пня».


***


Холодный мраморный пол, высокие стены и картина на центральной стене – все это святилище Хао в поместье Асакура. Маленькая девичья фигурка сидит около картины. Прошло уже четыре дня, как Марион сбежала от Рена. В руках у девушки красные розы, которые она собирается положить перед портретом Хао.

«Хао, сегодня твой День Рождения, а никто кроме меня не пришел…Хао, тебе было бы восемнадцать, если б ты не проиграл сражение этому противному Йо» - при этих словах девушка судорожно всхлипнула, - «Хао, как бы ты выглядел сейчас? Хао, знай, я дала обещание, что буду любить и ждать тебя вечно…я…я выполню это! Я готова всю жизнь сидеть здесь и ждать тебя. Хао…я люблю тебя».
«Я очень польщен Мари…»
«Кто здесь?» - девушка быстро поднялась с пола и начала озираться.
«Мари, неужели ты меня не узнаешь? Ты дала обещание ждать меня вечно, но даже не смогла запомнить моего голоса?»

От стены отделилась фигура и сделала несколько шагов в сторону девушки. Это был красивый юноша, с длинными каштановыми волосами и темно-карими глазами. На нем были темные джинсы, расклешенные к низу и белая рубашка. В ушах были серьги с черной звездой посередине.

«Хао, это правда, ты?» - девушка невольно напряглась, боясь, что это все ей примерещилось.
«Мари, что с тобой? Неужели ты не рада меня видеть? Любовь моя, мы не виделись целых четыре года, а ты не хочешь меня даже обнять?»

Юноша уже вплотную стоял к Марион. В его глазах полыхали ярко-красные языки пламени. Он провел рукой по лицу девушки. Марион поймала его ладонь, а затем крепко его обняла.

«Хао, ты не поверишь, как долго я ждала. Эти четыре года были как вечность! Хао, я люблю тебя. Это тебе» - девушка протянула юноше букет роз.
«Мари, спасибо тебе. Я рад, что хоть ты помнишь, что у меня сегодня День Рождения…»

Хао приподнял голову Марион и поцеловал ее в подбородок, а затем в губы. Его поцелуй обжег девушку, но она не отстранилась. Она ответила на поцелуй. Девушка чувствовала себя виноватой перед ним, ведь она поддалась искушению их общего врага. Марион целовала Рена так страстно, как могла. Но не чувствовала такой же страсти в ответ.
Марион первая прервала поцелуй.

«Что ты делаешь? Тебе не понравилось?» - Хао готов был ударить девушку.
«Наоборот очень понравилось…» - Марион впервые в жизни врала Хао. Девушка ни как не могла забыть поцелуи Рена, в которых она становилась сама собой, а не оставалась бесчувственной и красивой куклой, какой сейчас себя ощущала - «Мне просто не хватало воздуха. Я боялась задохнуться».
«Ладно. Мари, турнир скоро продолжится. Ты знаешь, что это значит?»
«То, что будет, наконец, объявлен Король Шаман?»
«Да, нет же! Мне будут нужны новые сторонники. Ты готова снова быть на моей стороне?»
«Да, Хао».
«Тогда…Вот тебе мое первое задание: найди двух своих подруг, потом Опачо… А остальные мертвы. Но это даже хорошо.…Значит, они были недостаточно сильны. Мари, я хочу в свои ряды того, кто убил их…» - при этих словах девушка сглотнула. Она не хотела, что бы человек, с которым она испытала счастье, становился сторонником Хао. Она не хотела, что бы Рен стал таким же – «Марион, я хочу видеть рядом с собой Рена. Я хочу, что бы он воевал на моей стороне!»
«Нет, Хао. Пожалуйста, не надо…Я не хочу…»
«Почему?»
«Мне он не нравится. Я…я его боюсь…Хао, умоляю».
«А мне казалось, что все наоборот. Марион, я все знаю. Я знаю, с кем ты была четыре дня назад…Дорогая, я все знаю!»
«Откуда?»
«Ты, наверное, забыла, что я умею читать мысли…»
«Как? Как ты посмел? Зачем?»
«Если я приближаю к себе человека, то я должен знать о нем все…Мари, ты же знаешь, что я не знаю, что такое дружба, …преданность, …любовь. Я от всего этого отрекся тысячу лет назад!»
«Как? Ты разве не любишь меня?»
«Нет, я не умею любить» - Хао насмешливо улыбнулся – «Мне нужна была твоя вера. Только при помощи веры, я мог вернуться так быстро. Мне мешал Рен, поэтому я пытался его убить(это была моя открытка), но ты заставила меня затаиться, так как я не мог напасть на двоих. Я растерял огромную часть силы за время вашего разговора, и только смог ранить его…»
«Ты,…ты,…ты использовал меня? Хао, ты смеялся надо мной? Я…я ухожу. Я не хочу больше тебя видеть.…Ты предал меня, не любя, а я предала человека, который любил меня…Я ухожу…Я не знаю куда, только подальше от тебя. Прощай!»

Марион обошла Хао. Девушка пересекла огромный зал и скрылась за готическими дверями храма.

«Прощай, Марион. Но помни, игра уже началась, и теперь вас с Реном ждут испытания…».


Я буду любить тебя вечно.

Звонок в дверь.
«Рен, Йо занят. Открой, пожалуйста, дверь» - прокричала Анна со второго этажа.
Тао встал с дивана и подошел к входной двери. Открыв дверь, юноша увидел Хоро-Хоро и Тамару, Фауста и Элайзу, Пирику и… все.

«А где Джоко?» - спросил Рен вместо приветствия.
«Мы с ним поссорились. Он придет вместе с Лайсергом» - девушка говорила так, словно никакой ссоры не было. Пирика не удержалась и обняла Тао, поцеловав в щеку. Все остальные сделали то же самое.

В прихожей появились Анна и Йо.

«Йо, с Днем Рождения!» - хором произнесли вновь прибывшие.
«Это тебе!» - ребята протянули Асакуре подарки.

Через пару минут все расселись вокруг праздничного стола. Рен сидел как сам не свой. Его тошнило от счастливых Трея и Тамао. Яноша поднял взгляд от тарелки, в которую до этого смотрел, и поймал заинтересованный взгляд Пирики. От последующих эмоций и взглядов, юношу спас новый звонок в дверь. Пришли Лайсерг, Джун, Рио, Морти и Джоко. Все, кроме Джоко, радостно поприветствовали юношу. Рен пропустил гостей в гостиную, а затем зашел сам.
Начался праздник. Тао все глубже и глубже уходил в свои мысли. Юноша даже не заметил, что вместо соли он посолил свою еду сахарным песком. Не притронувшись к еде, он вышел на веранду подышать свежим воздухом. Рен облокотился на перила веранды. Чьи-то нежные руки обняли юношу за талию. Тао повернулся и нос к носу встретился с Пирикой.

«Ч-Что ты делаешь?» - Рена словно подменили. Взгляд юноши полыхал такой яростью, какой не было даже прошедших боях.
«Рен, я,…я хотела сказать, что ты мне очень нравишься» - на одном дыхание выпалила Пирика – «Ты мне уже давно нравишься. Именно поэтому я поссорилась с Джоко. Он хороший, иногда смешной, но … он не ты».
«Пирика, что за ЧУШЬ ты несешь. Сколько раз тебе повторять: между нами ничего не может быть. Я не люблю тебя. Не люблю, слышишь? Я знаю, что где-то в глубине души ты все-таки любишь Джоко, а не меня…»

С этими словами Рен выбежал с террасы, налетел на Джоко в гостиной и, хлопнув входной дверью, уселся на порог. Он совершенно не замечал холодного ветра и мелких капель дождя.
В это время в доме. Джоко зашел на веранду, где все еще находилась Пирика.

«Что он тебе сказал?» - холодно спросил Джоко, глядя на плачущую девушку. Сердце юноши разрывалось от боли и жалости к Пирики. Но он не мог простить ей измены…
«Он, …он оттолкнул меня. Он сказал, что я дура, потому что люблю его. А еще он сказал одну важную вещь для на обоих. Он сказал, что в глубине души я люблю другого, и сейчас я это поняла… Джоко, я люблю тебя!» - Пирика подошла к юноше и нежно поцеловала – «Джоко, я не знаю, простишь ли ты меня или нет, но знай, я люблю тебя».
«Пирика, я рад, что ты это поняла…» - Джоко прижал девушку к себе. Пара весело рассмеялась и пошла в гостиную, где все о чем-то весело разговаривали.

***

Рен сидел уже минут пятнадцать на улице и никак не мог успокоиться. Через какое-то время он поправил непослушную челку и собирался уже встать и вернуться к друзьям, когда тихий стук каблуков нарушил тишину. Тао превратился в слух. На тропинке, ведущей к дому, появилась девушка. Юноша узнал ее сразу. Но, что-то в ее походке изменилось. Ее походка не была столь уверена и грациозна, как раньше. Подойдя к Рену, Марион начала терять сознание, и юноше ничего не осталось сделать, как подхватить девушку на руки и отнести в дом.
Тао аккуратно занес Марион в гостиную. Все, кто был в гостиной, обернулись к вошедшему.

«Рен, что ты сделал с девушкой?» - завопил Рио.
«Это его подарок Йо, Рио. Так что не распускай слюни…» - попытался сострить Джоко.

Ни на кого не обращая внимания, Рен положил девушку на диван, который по счастью оказался свободным.

«Рен, что с ней?» - Йо присел рядом с другом.
«Не знаю. Она сама пришла сюда, а затем потеряла сознание…» - голос юноши был подавленный, а во взгляде застыла боль.
«Рен, а между пришла и потеряла сознание, ничего не было?» - поинтересовалась Анна.
«Нет» - Рен не удержался и провел рукой по лбу Марион, - «О, черт, у нее жар…»
«Жар, говоришь?» - Фауст тоже присел рядом с девушкой. Осмотрев девушку, он успокоил всех собравшихся – «Рен, не переживай, ничего серьезного нет. У нее легкое перевозбуждение, которое и вызвало температуру. Думаю, два-три дня и все пройдет. Ей сейчас необходима теплая постель и постоянный уход…».

Рен, не дожидаясь ничьего разрешения, подхватил Марион на руки и понес в свою комнату. Положив девушку на кровать, и, укрыв ее одеялом, Т АО присел на диван, который стоял напротив кровати. Затем он опять подскочил и побежал на кухню за водой. Ему вдруг пришло в голову, что первое, что захочет девушка, когда проснется – это пить. Всю его рассеянность, как рукой сняло. Принеся воды, Тао лег рядом с девушкой на кровать и обнял ее. Незаметно для самого себя Рен заснул.

***

В окно светило солнце. Какие-то птицы выводили серенады. Марион открыла глаза. Все вокруг расплывалось. Сфокусировавшись на одной точке, девушка постепенно смогла рассмотреть обстановку комнаты. Напротив, кровати стоял диван, рядом находился чемодан. На подоконнике стояли какие-то цветы, а рядом с кроватью находилась тумбочка. Остальная мебель отсутствовала.
Слегка повернув голову, девушка увидела спящего Рена. Он лежал на боку, прижимая девушку к себе. Губы юноши были полуоткрыты. Марион поцеловала Тао, который тут же проснулся.

«Марион, как ты?» - спросил Рен, вставая с кровати.
«Нормально, только голова сильно кружится, и глаза горят.…Кстати, как я здесь оказалась?»
«Ты ничего не помнишь?» - глаза юноши расширились от удивления, но затем превратились в тонкие щели, как у разгневанного кота – «Не ври. Ты все прекрасно помнишь!»
«Рен, Ренни… не кричи на меня» - Марион тоже встала с постели и, подойдя к юноше, упала на колени – «Я даже не помню, почему ты кричишь на меня.… Я помню только день вместе с тобой, а что было дальше, как в тумане…» - Рен испуганно отскочил от девушки.
«Я сейчас позову Фауста. У тебя бред…» - проговорил Рен, выходя из комнаты.
Его раздирали противоречивые чувства. Тао было больно видеть любимого человека в таком состоянии, но он боялся, что это может оказаться лишь игрой девушки.
Рен на скорости врезался в Трея, который от неожиданности сел на пол.
«Эй, Рен, тебе, что глаза выкололи?» - произнес Трей, потирая ушибленное место.
«Прости, что ты сказал?»
«Я сказал: смотреть надо, куда идешь.…А как там эта девушка? Как она себя чувствует?»
«Не знаю, я не врач. Ты случайно не видел Фауста?»
«Он в гостиной.… А почему ты так с этой девушкой носишься?» - выпалил, как скороговорку, последнюю фразу Трей.
«Чем быстрее она поправиться, и исчезнет из этого дома, тем лучше» - ответил Рен.

Если Трей еще, что-то говорил, то Тао его уже не слышал. Юноша в три счета преодолел расстояние, отделяющее его от гостиной, и увидел Фауста.

«Фауст, ты можешь определить, страдает ли человек потерей памяти или нет?» - с порога задал вопрос Рен.
«В принципе, да. Но зачем тебе это? Ах да. Девушка проснулась?»
«Да, я хочу, что бы осмотрел ее и поставил окончательный диагноз. Это очень важно!»

***

Фауст и Рен зашли в спальню Рена. То, что они увидели, совсем не обрадовало их. Рен бросился к дивану.…Девушка лежала на полу, раскинув руки. Лицо было бледным, и на нем выступили капельки крови, а из носа шла кровь. Фауст присел рядом с девушкой и стал осматривать ее на предмет других повреждений.

«Фауст, ты можешь ей помочь…?» - Рен сжал ладонь Марион в своих руках.
«Да. Но теперь кому-то придется сидеть с ней постоянно. Ей требуется защита и опека…»
«Она только и умеет, что создавать мне проблемы» - проворчал Тао.
«Молодой человек, мы сейчас решаем ваши проблемы или занимаемся лечением этой девушки?» - поинтересовался Фауст, дотрагиваясь до лба Марион.
«Рен, у нее жар…. Ее, что сжигает изнутри. Для того, чтобы определить источник, мне придется сидеть с ней первым. Я буду ждать, когда она очнется…»
«Фауст, я буду с тобой. … Могу я положить ее на кровать?»
«Да, конечно. А то она еще чем-нибудь заболеет…» - проговорил Фауст, наблюдая, как Рен кладет Марион в постель. – «Рен, у меня к тебе просьба. Ты не мог бы принести мне лекарства для девушки. Они лежат в моей комнате, в моем чемоданчике».
«Хорошо. Больше ничего не надо?»
«Марион. Марион Фауна» - ответил юноша и вышел из комнаты.

***

Фауст сидел на диване. Он только что отправил Рена выполнять новую просьбу. Фауст наблюдал за больной. Он не видел никаких заметных улучшений, но и хуже ей не становилось.
Фауст уже давно догадался о чувствах Рена к этой девушке. Именно поэтому он не давал ему долго здесь находиться. Он прекрасно знал, что сейчас чувствует Рен. Он ощущал боль юноши. Он знал, какого это видеть, когда близкий и любимый человек теряет жизненные силы у тебя на глазах, а ты не можешь ему помочь.
Мужчина помнил, на чьей стороне была эта девушка во время турнира. Но Фауст был рад, что, наконец, его младший товарищ нашел свою половинку. Фауст давно чувствовал одиночество Рена и видел, как оно его медленно поедает. Теперь же все изменилось. Он перестал бояться за юношу…
В дверь тихо постучали. Мужчина подошел к двери и открыл ее. На пороге стояла Джун.

«Фауст, ты не мог бы, мне кое-что объяснить?» - спросила Джун.
«Джун, если это важно, то, пожалуйста. Если это может подождать, то давай в следующий раз…»
«Это важно! Очень. Ты не мог бы, мне сказать, что происходит с Реном? Его словно подменили…»
«Я только попросил его выполнить парочку моих поручений» - оправдываясь, произнес Фауст – «В моих просьбах нет ничего странного. Это все врачебная - тайна».
«Твои? Так это ты его попросил разлить моющее средство для посуды, разбить пять хрустальных фужеров, просыпать мусор на пол и самое главное – поставить сковородку в ванную, чтобы поджарить мясо. Это и есть врачебная тайна?»
«Нет, это не мои поручения. Но я знаю мотивы такого поведения. Джун, неужели ты не догадываешься, что с ним происходит?»
«Нет, но очень хотела бы знать. Сейчас мне кажется, что он сходит с ума…»
«Джун, твой брат влюбился…»
«Что? Рен и любовь несовместимые вещи» - изумленно произнесла девушка – «Я просто не могу представить человека, который бы смог покорить сердце моего брата…»
«Джун, что сейчас делает Рен?»
«Не знаю, кажется, что-то готовит. Я пойду, посмотрю…» - Джун вышла из комнаты, но затем, вскрикнув, вбежала обратно. В комнату вошел Рен. В руках юноша держал кастрюлю, из которой клубами валил пар.
«Рен, я, что просил тебя принести?» - спросил Фауст.
«Теплую воду и тряпку!» - не задумываясь, ответил Тао.
«Вот именно. А что принес ты?»
«Эээ…кипяток и мыло» - Рен посмотрел на кастрюлю – «Я сейчас принесу все, что нужно. Подождите несколько минут».
«Да нет, не надо. Мне надо отойти, так что я сам все принесу. А ты посиди с девушкой. Если она придет в себя раньше, чем я вернусь, то ничего не делай. Просто поговори с ней, но не так, как ты обычно разговариваешь со всеми…» - дав наставления, Фауст покинул комнату.

Рен присел на диван. Юноша посмотрел на сестру.

«Джун, что ты здесь делаешь?»
«Я вижу, что с тобой, что-то происходит. Поэтому пришла к Фаусту за советом…»
«И что он тебе сказал?»
«Он сказал, что ты влюбился. Но я не верю ему. Ты сам когда-то сказал, что ты и любовь не совместимы. Скажи, что это правда» - во взгляде Джун зажглась надежда.
«Что? Что ты сказала? Родная сестра и та смеется надо мной. Но я могу тебя разочаровать! Я, Я - Рен Тао влюбился. Влюбился во врага…» - ярости Рена не было предела.
«Рен, Ренни, не ори на меня. Ты не смеешь…. Ты дал нам всем обещание, что женишься на той, выберет для тебя папа…»
«Джун, я один раз уже дал отпор отцу, дам и второй! Единственное, что я понял, так это, что любовь и дружба важны для человека больше, чем все остальное…»
«Рен, кто она? Кто эта девушка, что лишила тебя рассудка?»
«А ты не догадываешься?» - холодно спросил Рен.
«Не говори мне, что ты влюбился в любовницу Хао. Ты думаешь, что она тебя любит? Нет, ты для нее просто игрушка. Такие люди не меняются, братишка…»
«Нет, Джун, не смей так говорить. Ты ничего не знаешь…. Из твоих слов следует, что и мы с тобой должны были остаться убийцами четыре года назад…»

Рен уже хотел ударить сестру, кода, что-то мелькнуло между ними и остановило занесенную руку Тао.

Я пойду ради тебя на все.

Рен посмотрел на того, кто блокировал его удар. В нескольких сантиметрах от него стояла Марион. На лице девушки не было ни кровинки.
«Марион, зачем ты встала?»
«А что, было бы лучше наблюдать, как ты бьешь свою сестру. А ведь она права. Так, как поступила я с тобой – не говорит, что я изменилась…. Но, на тот момент я запуталась в своих чувствах…. А потом у меня все, как в тумане…. Я помню предательство Хао, его желание убить тебя, но,…но я не уверена, что это правда.… Но это все дало мне понять, что дороже, чем ты у меня нет человека. Рен, я не знаю, сможешь ли ты меня простить. Но знай, я люблю тебя!» - Марион медленно начала оседать на пол. Рен во время подхватил девушку на руки.
«Джун, зови Фауста, срочно!! Джун, не время впадать в транс…» - Рен тут же забыл о каких либо размолвках с Марион и Джун.

Джун выбежала из комнаты. Рен же положил Марион на кровать и, сев рядом, сжал руку Марион.
В комнату вбежал Фауст. Нагнувшись на девушкой, Фауст осмотрел ее. Лицо врача помрачнело.

«Рен, не хочу тебя пугать, но боюсь, я не смогу ей больше ничем помочь…. Ее, что-то ест изнутри. Рен, тебе придется смириться…»
«Нет, … нет, Фауст, скажи, что это шутка» - в глазах юноши застыла боль – «Фауст, я люблю ее. Ради ее жизни я пойду на все…. Так ты можешь мне помочь?»
«Нет, Рен. Я бессилен. Здесь кроется что-то, что сильнее меня» - Фауст посмотрел на пол. Ему самому было больно. Он знал на своем опыте, как это больно терять любимую.
«Марион, знай! Чтобы не случилось, я буду с тобой. Я люблю тебя…» - Рен поцеловал девушку в лоб.
«Рен, пожалуйста, не отходи от меня» - Марион еле говорила – «Мне страшно. Я чувствую, что скоро, что-то разлучит нас…»
«Марион, не говори так. Ты мне нужна. Я пойду за тобой куда угодно. Ты самое дорогое, что есть у меня…»
«Она тебе нужна? Это хорошо. А ты нужен мне…. Вы оба мне нужны» - произнес надменный голос – «Так, что Рен? Ты согласен воевать на моей стороне, если я верну жизнь Мари…»

Рен резко обернулся. Он уже знал того, кого он сейчас увидит…. На диване, прислонившись к спинке дивана, и, закинув ногу на ногу, сидел Хао.

«Так, что? Ты согласен встать на мою сторону? Заметь, я могу вернуть жизнь этой девушке, но могу и забрать ее…. Тебе осталось сказать только ДА или НЕТ» - повторил свое предложение Хао.
«Рен, не надо. Я этого не стою. Я не хочу видеть, как ты будешь мучиться потом…» - прошептала Марион.
«Да, Хао» - перебил Марион Рен – «Только обещай, что ты не будешь мучить Марион и моих друзей…»
«Рен, пойми…. После того, как встанешь на мою сторону, у тебя не останется прежних друзей…»
«Мне все равно. Обещай, что не будешь трогать их…»
«Хорошо, не буду. Но ты хоть знаешь, что она расплачивается за нарушенное обещание?»
«Хао, ты так говоришь, будто не хочешь, что бы я к тебе присоединился…. Обещание? А можно его нарушить и не понести наказания»
«Да, но это не возможно, почти. Ее можно нарушить, если любовь нарушившего ее к другому человеку сильнее и искренней, и если они предназначены друг другу судьбой…» - Хао улыбнулся – «Рен, не надейся. Она тебя не любит.…Она никого не любит»
«Рен, не верь ему. Он жестоко ошибается. Если он надеется, что я до сих пор люблю его, то это не правда…. Для меня он уже давно умер, а с ним и наша любовь. После своего возвращения он изменился и предал любовь…. Он не заслуживает жалости. Рен, я впервые в жизни рядом с тобой чувствую себя человеком, а не красивой марионеткой…»
«Этого не может быть…» - Хао рассеянно оглядел комнату.
«Хао, я только теперь поняла, что разлюбила тебя после твоей смерти, у меня хватило сил жить дальше.…Теперь я люблю Рена. Он сильнее тебя в душе. У него хватает сил победить демонов внутри себя…. Он способен защитить меня, а не навлечь на меня новую беду…» - Марион встала с кровати. Девушка больше не чувствовала той всепоглощающей слабости. С каждым ее словом, болезнь отступала, бросаясь в позорное бегство – «Хао, ты проиграл. У тебя нет больше власти над нами…»
«Нет, Мари. Я не проиграл» - Хао перебил девушку – « Я только помог тебе осознать то, что жизнь продолжается…. Я тогда врал, что не умею любить. Я до сих пор люблю тебя. Именно поэтому я вернулся назад. Я хотел помочь тебе найти истинную любовь…. Я уже давно знал, что вы с Реном друг другу предназначены судьбой. Я специально заставил вас пройти через все эти барьеры судьбы, чтобы вы осознали насколько вы дороги друг другу. Я думаю, это будет вам уроком на всю жизнь. А теперь мне пора назад, в мир мертвых. Я закончил свою жизненную миссию. Теперь я упокоюсь со спокойной душой. Прощай Мари, прощай Рен. Простите меня за все, если сможете…» - с этими словами Хао растворился в воздухе, оставив после себя лишь горстку пепла.

Марион подошла к Рену. Девушка больше не чувствовала тяжести болезни. Она впервые в жизни знала, чего хочет…

«Фауст, спасибо тебе за все. Я поняла, что для всех друзей Рена главное жизнь человека, а не его недостатки или превосходства…. Я поняла, что надо судить человека не по внешности и на чьей он стороне, надо судить по тому, что у него находится внутри» - взгляд Марион светился благодарностью. Затем девушка обратилась к Рену – «Рен, я надеюсь, что у нас хватит сил начать все с начала и простить друг друга за ошибки прошлого…»
«Марион, мне кажется, что у нас хватит сил продолжить начатое. А эта история послужит нам уроком…» - Рен прижал девушку к себе и нежно поцеловал в губы.

         14 января 2008 в 18:04  Кровавый Ангел писала:
Класно, и вообще Рен/Мари моя любимая пара, я тоже про них фанф пишу. Прочитай, рекендую!

Ссылка на это сообщение 
         11 января 2008 в 23:39  Spirit of fire писала:
Всё очень понравилось, но диалоги по другому пишутся! Но это мелочи! Умничка!

Ссылка на это сообщение 
         11 января 2008 в 17:33  Rozzette Tao писала:
Здорово! Лично мне понравилось! Молодец,Тао! узнаю однофамильца;)Пиши еще,чаще радуй читателей!мне понравилось

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009