Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: Хельга 
Название: Вопросы без ответов
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, romance, angst
Персонажи/Пейринг: Силва/Намари, Таллим, остальные мельком.
Disclamer: права на персонажей принадлежат Х. Такэи
Правила размещения: с указанием авторства
Заметка от автора: навеяно диалогами об отношении стражей Ветвей к убийству ими нарушителей. Как по мне, невооруженным взглядом видно, что оно у них весьма и весьма разное.
Summary: быть членом Совета племени Патчей – это постоянная борьба между чувством долга и собственными чувствами.
Предупреждение: ООС, авторские фаноны.
Категория: яой
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (1 посетитель)

В последнее время Силва все чаще пересматривает пленки с записями событий турнира шаманов. Он не таится и даже не особо это скрывает, зная, что никто не удивится и уж тем более не посмеется: так поступают все бывшие судьи, даже вождь Голдва. Какой бы беспристрастности ни требовал долг, в конечном итоге судьи турнира тоже люди. Силва сказал бы «всего лишь люди», не опасайся он даже в мыслях кощунствовать против высокого статуса родного племени. Как бы то ни было, турнир оставил свою печать на каждом, кто имел к нему отношение, изменив, перевернув, а то и сломав. Но каждого он манит и притягивает до сих пор, искушая вернуться, и кто-то пересматривает записи с удовольствием и ностальгией, кто-то с затаенной гордостью следит за своим бывшим подопечным на экране, а кто-то погружается в раздумья. Каждый видит что-то свое, въевшееся в пленку и видимую лишь ему.
У Силвы это тоже есть. Оставаясь один в аппаратной, он часами пересматривает один и тот же эпизод: бой команд «Сыны Нила» и «X-I». Тяжелый бой, ставший своего рода откровением, когда турнир шаманов впервые приоткрыл свою истинную сущность. Но Силве интересно не это – он смотрит на тонкий и вместе с тем жесткий профиль Йо на экране и вслушивается в его голос:
– Убийство не должно быть выходом.
Силва снова и снова отматывает пленку назад, словно надеясь услышать что-то еще в эхе слов Йо или же разглядеть это в его взгляде. Разумеется, тщетно: в такие моменты Йо говорит лишь то, что у него на сердце. Вот только Силве этого недостаточно.
– Слишком просто, Йо-кун, – вырывается у него со вздохом.

«Слишком просто, Йо-кун», – повторяет он про себя, глядя на профиль Намари, который читает послание на своем оракуле. Он и бровью не ведет, и угадать по его лицу, каково на сей раз задание вождя, невозможно, но в догадках теряться не приходится: по лицу бледного и как-то разом поникшего Таллима все ясно.
– Придется размяться, – беззаботно бросает Намари, поднимаясь со своего места и не обращая внимания – или делая вид, что не обращает, – на взгляды коллег. На губах играет привычная ухмылка, но по едва заметным складкам в уголках Силва понимает, что Намари просто старается держать марку. Бредущий следом Таллим таких попыток не делает, и весь вид его никакого энтузиазма не выражает.
– Посмотрим, сколько фурёку у нашего гостя, – у Радима энтузиазма, как всегда, хоть отбавляй, но Силва готов поспорить, что сейчас он фальшивый. – Ого, всего-то? И зачем послали двоих? Таллим и один бы справился.
– Таллим? – хмыкает Брон и, откинувшись на жалобно скрипнувшую спинку кресла, отхлебывает кофе. – Он там для подстраховки, как будто ты не знаешь. Намари это сделает быстрее и лучше.
Силва пялится в свой монитор, чувствуя, как каждая мышца в теле натягивается до предела. Вот оно…
– Убивать надо уметь, – в голосе Магны деланное равнодушие. – И вождь это знает.
– Вот-вот, так что учитесь, – Брон со смешком оглядывает коллег, и Силва не сдерживает дрожи: иногда ему кажется, что Брон и впрямь гордится тем, что он из тех, кому чаще всего поручают миссии-«зачистки».
– Ну вот, кофе кончился, – громко сообщает Калим, с сожалением отставив пустую чашку: ему тоже не по душе разговор, и он пытается сменить тему. Сложная задача, когда мысли всех вертятся вокруг одного и того же.
– Жаль, Таллим не успел сварить еще…
– Через час вернется и сварит, – отзывается Магна, а неугомонный Брон сводит все попытки Калима на нет:
– Намари и полчаса хватит.
Силва прикрывает глаза, жалея, что нельзя закрыть уши, чтобы не слышать смешков коллег. Все, что он может, – сдерживаться и молчать. В конце концов, все просто стараются вести себя так же, как и до пронзительного писка двух оракулов, и не их вина, что выходит какая-то пародия.

Брон как в воду глядел: уже через полчаса посланные на задание члены Совета возвращаются. Силва под благовидным предлогом выходит из аппаратной и смотрит на приближающихся Намари и Таллима. Выглядят оба так же, как и перед уходом: Намари деланно беспечен, а Таллим понур и задумчив. Силве хочется спросить, как все прошло, – возможно, у него даже получится сделать это по-деловому отстраненно, – но язык не поворачивается, когда он замечает бурые пятна на белом плаще Намари. Намари же замечает выражение на лице Силвы, и в светлых раскосых глазах вспыхивает раздражение, а усмешка становится жесткой.
– Доложи вождю, что все выполнено, – нарочито небрежно бросает он через плечо Таллиму и, не глядя на Силву, проходит мимо здания Совета. Силва смотрит на его прямую спину и чувствует угрызения совести. За что и почему – понятия не имеет, но его совесть это не волнует. Будь он один, бросился бы вдогонку, но рядом, виновато поглядывая вслед Намари, переминается с ноги на ногу Таллим, и делать его свидетелем неловкой, а то и неприятной сцены Силва не хочет.
– Пойдем, доложишь обо всем вождю, – он умудряется улыбнуться. – А еще кое-кто заждался кофе.
Таллим улыбается больше из вежливости и кивает головой.
Дальше дежурство проходит, как обычно, словно ничего и не случилось. Силва рассеянно прислушивается к разговору коллег, невпопад и со второго раза отвечая, когда к нему обращаются. Делая вид, что следит за своим монитором, он то и дело поглядывает на полку, где хранятся записи турнира шаманов. Внутренний голос утешающе нашептывает, что Йо судил со своей колокольни, не учитывая всех сложностей, коими полна жизнь, – в конце концов, он тогда был всего лишь мальчишкой. Может, так оно и есть, но вот беда – Силва согласен с Йо, и от этого все только хуже. Разум твердит, что долг члена Совета превыше всего, ведь на кону не только тайны племени, но и судьба всего человечества. Жертвовать малым, чтобы спасти великое, – таков закон мудрой и жестокой природы, наставницы шаманов. И возразить этому нечего, но что-то внутри отчаянно и безнадежно кричит, что убийство во имя великой цели ничем не выше любого другого.
По дороге домой он заглядывает в кафе «Мамэ». Уже поздно, но оно открыто, хотя посетителей нет. После «зачисток» выполнявшие их жрецы освобождаются от дальнейшего дежурства на наблюдательном пункте, но Таллим не отдыхает, а возится за стойкой, и визит Силвы, похоже, его радует. Сам Силва старается не замечать, что посуда валится у Таллима из рук и он обжигается, наливая позднему визитеру кофе: в конце концов, Таллим известен своей неуклюжестью. О сегодняшней миссии они не упоминают и болтают о каких-то пустяках, но Таллим более рассеян, чем обычно, а потом, протирая кофеварку, произносит, словно забывшись:
– Неужели нельзя придумать другой способ…
– Что? – Силва замирает, желая и боясь услышать ответ. Таллим, опомнившись, поворачивается к нему и неловко улыбается:
– Я о том, что мы делаем… Как пресекаем нарушения нашей территории. Знаю, что не подобает так говорить, но я правда ненавижу это.
– Все правильно, – вырывается у Силвы, но он тут же спохватывается, заметив удивление на лице Таллима. – Я имею в виду, мы все делаем правильно… Не вини себя.
– Да мне и не в чем, – Таллим с кривой усмешкой бросает полотенце куда-то под стойку. – Я никогда не сражаюсь в своем секторе в одиночку, ты же знаешь. Вот и сегодня Намари сделал это сам.
Силва машинально глотает кофе, чтобы промочить пересохшее горло.
– Ты не один, кто выходит на миссии в паре, Таллим. У тебя и сектор сложный, а сегодня к нам пожаловал неслабый шаман…
– Все так, но… – Таллим наклоняется к Силве и доверительно понижает голос: – Дело в том, что я этому рад… Только не говори Намари: он и так, наверное, зол на меня…
Силва шумно выдыхает. Признание Таллима и радует его, и усиливает смятение. И укрепляет в решении нанести сегодня еще один визит.

В своей жизни Силва пробовал курить лишь раз – в детстве, когда Калим предложил раскурить на пару трубку его дедушки, от которого им потом и влетело. Рука у старика была тяжелая и сумела вбить в Силву пожизненный иммунитет к табаку, о чем он в последнее время даже жалеет: курить иногда хочется со страшной силой. Сейчас, например, это помогло бы сбросить тяжесть давящей тишины.
Намари сидит на подоконнике, подтянув колени к груди, неподвижно – влетающий в открытое окно ветерок не шевелит даже влажные пряди волос, падающие на лицо. Он не смотрит на сидящего на кровати Силву, а Силва наоборот смотрит на него неотрывно. Взгляд скользит по застывшему лицу и словно сжатой в пружину фигуре, задерживается на пальцах, стискивающих тонкие лодыжки, и возвращается к поблескивающим под полуопущенными веками глазам. В них то же выражение, что Силва видел чуть раньше – когда, неистово толкаясь в извивающееся под ним гибкое горячее тело, жадно ловил взгляд мутных желто-зеленых глаз, – но ни тогда, ни сейчас прочитать его не удается: оно ускользает куда-то в глубину узких зрачков. Молчание затягивается, становясь все тягостнее, но Силва не собирается заговаривать первым: сейчас это было бы неправильным.
– У нашего племени бесценные секреты, да? – голос Намари заставляет его вздрогнуть. В нем обычная ирония, но тон смахивает на вопросительный.
– Еще бы, – глухо отвечает Силва, мысленно добавляя: «Для них даже жизнь – не цена».
– Интересно, сколько еще идиотов положит за них свои головы? – Намари озвучивает его мысли. – Люди – это еще можно понять, но ведь и шаманы тоже… Стоит заметить, не самые последние.
Силву это как раз не удивляет: рядовые шаманы не станут рисковать жизнью ради тайных знаний племени Патчей, да и вряд ли вообще что-то знают о них. Если раньше в подземный мир попадали редкие искатели приключений да сумасшедшие ученые, которым каким-то чудом удавалось не сгинуть в лабиринте катакомб, то теперь сюда вторгаются сильные шаманы, явно знающие, на что идут и ради чего. И вторжения эти все чаще и чаще: во время турнира Патчи сами приоткрыли завесы над своими тайнами, и слишком многих это ввело в искушение…
– Сегодняшний, например, – Намари хмыкает, глядя в непроглядную темноту за окном – в подземном мире есть свое солнце, но луны и звезд нет, поэтому ночи здесь темны, хоть глаз выколи. – Мощные Сверхдуша и духовные техники, незаурядный уровень фурёку – мой превышал точно. А главное – он знал, куда идти и чего ждать: обошел все ловушки в подземелье, сумел найти вход, да и повозиться с ним пришлось изрядно, – Намари косится на мрачного Силву. – Как думаешь, многих нам еще придется… – он умолкает, и Силва с шумом втягивает в себя воздух. Лицо Намари на какой-то миг делается растерянным, желтые блики от лампы резко очерчивают его черты, делая складки у губ скорбными. У Силвы что-то болезненно обрывается внутри, но уже через секунду Намари усмехается, разрушая видение.
– Я к тому, что это не слишком хорошая тенденция.
Силва думает так же и не хочет даже гадать, с какими целями нарушители пытаются попасть в селение Патчей. Ясно одно: праздным любопытством здесь и не пахнет.
– Впрочем, нам должно быть все равно, – возможно, Силве только кажется, что Намари произносит это натянуто. – Мы ведь сразу знали…
– Нет, – Силва сжимает кулаки. – Мы знали, что будем членами Совета, жрецами турнира, стражами Звездного Святилища, но не знали, что будем… – он умолкает, не в силах закончить фразу. Впрочем, судя по холодным бликам в глазах Намари, тот и так все понял.
– Не знали, что будем убивать? – он ухмыляется, видя болезненную гримасу на лице Силвы. – Ну да, кое-что пошло не по плану, но долг есть долг. И, к слову, некоторых из нас это вполне устраивает. Брон, например, считает это чем-то вроде божественной привилегии.
– Он так сказал? – по спине Силвы пробегает холодок. Он знает, что его коллеги по-разному относятся к необходимости физического уничтожения нарушителей, но изо всех сил старался верить, что в глубине души это противно каждому.
– Разоткровенничался со мной как-то раз, – Намари фыркает то ли насмешливо, то ли презрительно. – Наверное, видит во мне равного…
– Чушь! – Силву подбрасывает, и он сам не понимает, как оказывается возле Намари. Тот удивленно приподнимает брови, и Силва наконец-то может прочесть его взгляд. Легче, правда, от этого не становится, но Намари он обнимает без малейших сомнений. Тот не сопротивляется и как будто даже тянется навстречу, расслабляясь.
– Ну да, мне Песня Патчей мозги повредила куда как меньше, – фыркает он. – Да и драк я никогда не любил. Хотя кого это волнует…
– Меня, – Силва заглядывает в прищуренные светлые глаза и осторожно проводит пальцами по щеке Намари. – Меня и правда это волнует.
– Это так в твоем духе, – насмешливо тянет Намари, но Силва отчетливо слышит в его голосе облегчение, и лишь слегка улыбается.
– Этот идиот Таллим, – бросает Намари небрежно, прикрыв глаза и глядя куда-то мимо Силвы. Тот недоуменно моргает.
– Что?
– Он всегда закрывает глаза, когда наносит последний удар, – Намари пожимает плечами и прямо смотрит на Силву. – Приходится делать это за него. Лучше один труп, чем два, верно?
Иногда Силве очень хочется отыскать Йо и задать ему один-единственный, но такой мучительный вопрос: «Что же делать, если убийство – единственный выход?». И сделать это Силве хочется не ради себя самого, а чтобы дать ответ на взгляд, что сейчас устремлен на него. Но Йо далеко и решает задачи посложнее, так что придется самостоятельно искать ответы на все вопросы. Силва пока не знает, как ответить на самый мучительный, зато может ответить на другой.
Намари отшатывается в первый момент, но когда Силва ловит его губы своими и сжимает ладонью затылок, не противится и сам отвечает на поцелуй. Пальцы Силвы путаются в его все еще влажных волосах, Намари недовольно шипит, когда они тянут особенно сильно, но прижимается к Силве крепче, и тот, увлеченный игрой с его языком, машинально думает, что душ сегодня придется принять еще раз. Когда он каким-то образом оказывается лежащим на кровати, а Намари нависает над ним, подозрения эти крепнут.
– Ты мне не ответил, – глаза Намари светятся в полумраке, но от того, что их наполняло ранее, осталась лишь тень. Силва осторожно отводит волосы с его плеч за спину и притягивает Намари к себе.
– Я не знаю, что лучше, – шепчет он, чувствуя дрожь, пробегающую по прижавшемуся к нему телу. – Но точно знаю, что долг нас не уравнивает. И мне все равно, что думают другие.
Намари хмыкает, но позволяет опрокинуть себя на спину и прижать запястья к подушке.
– Это тоже в твоем духе, – бормочет он, закрывая глаза. Силва улыбается: во всяком случае, у него получилось помочь. Конечно, не сильно и уж точно временно, но он не остановится и обязательно найдет ответы. Должен. Потому что они нужны не только ему.
         26 июля 2015 в 10:23  Мара писала:
Как всегда, сильно, стильно, красиво, невероятно правдиво. Не устану повторять, что все творения Хельги-сан потрясающи и восхитительны. Когда читаешь, погружаешься в атмосферу, каждое слово смакуешь, каждой фразой восхищаешься.
Спасибо за этот чудесный труд. Всегда сопереживаю Силве, всем им нелегко, но каждый раз напрашивается извечный вопрос "если не они, то кто?", поэтому так тяжко на душе в конце. Долг превыше всего, но что прикажете делать с совестью. Её не усыпишь, не заткнешь, она будет съедать тебя изнутри, день за днем, и в конце концов придумает выход. И он будет не из легких... Мне так думается, мне так хочется думать, и почему-то хочется верить, что всё будет хорошо.
Спасибо.

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009