Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: Хельга 
Название: Твой праздник
Рейтинг: PG-15
Жанр: Romance
Персонажи/Пейринг: Рен/Пирика
Disclamer: отказываюсь от авторских прав на персонажей Х. Такеи
Правила размещения: с моего разрешения и на моих условиях
Заметка от автора: родилось из драббла двухлетней давности. Он оказался неудачным – возможно, потому что сама идея для своего выражения требует намного большего объема текста. Поэтому я решила ее развить, переписав драббл в фик.
Предупреждение: ООС
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (11 посетителей)

Важно спускающиеся с вечернего неба снежинки подсвечивались неоновым светом ярких витрин, вывесок и гирлянд, ставших в эти дни центром массового сумасшествия, что творилось в городе, да и по всей стране… Чего там – по всему миру. Суетливые толпы – непременный атрибут улиц Токио – в эти дни увеличиваются, пробок на дорогах становится больше, а в магазинах подарков и сувениров негде упасть яблоку. Что поделать – именно это безумие знаменует наступление нового года…
Настроение Рена в эти дни существенно понижалось. Сдержанный глава клана Тао ненавидел суету, толкотню и шум, с которыми ему приходилось сталкиваться ежечасно на протяжении новогодних праздников, будь то на работе, на улице или в магазинах. Да-да, в магазинах – как ни крути, а подарки многочисленным друзьям и не менее многочисленным родственникам выбирать приходится (кстати – отдельная головная боль). Самое обидное, что и дома от этого безумия никуда не деться: две последние недели там все сводилось к разговорам о подарках, составлению меню для праздничного стола, украшению квартиры и нудному подписанию бесчисленных нингадзе…
…– Это какое-то безумие! Ты не представляешь, как подскочили цены на рыбу – мне пришлось торговаться вдвое дольше, чем обычно! В магазинах яблоку упасть негде и всюду огромные толпы возле прилавков!
Рен, сидящий за компьютером, криво усмехнулся, вполуха слушая эти сокрушения, и попытался сосредоточить свое внимание на сметах. Пирика, подойдя к его столу, поставила на полку небольшую вазу с изящным букетом из ивовых веток и светло улыбнулась.
– И все равно я так рада! Не дождусь, когда наступит завтрашняя ночь! – девушка мечтательно подняла взгляд к потолку. – Онии-тян сегодня сообщил мне по телефону, что уже купил билеты на поезд, и я знаю от Анны, что в «Фунбари Онсен» вовсю идет подготовка к празднику. Будет так здорово встретить Новый год одной большой шумной компанией! – Пирика счастливо улыбнулась. Рен, глядя в окно, за которым продолжал падать снег, что-то промычал. Пирика, заметив его далекое от восторга состояние, притихла, настороженно глядя на шамана, а затем нерешительно спросила:
– Рен, ты любишь Новый год?
Рен вздрогнул и повернулся к Пирике.
– Я… – начал он и замолчал, нахмурившись. Усуи приподняла брови:
– Что такое?
– Ничего, – Рен отвернулся, устремив взгляд на монитор. – Я не люблю Новый год.
Пирика удивленно заморгала.
– Не любишь? – недоверчиво переспросила она. Рен досадливо поморщился и придвинул клавиатуру ближе к себе.
– Что в этом удивительного? – проворчал он. Пирика развела руками:
– Я думала… И ведь у тебя день рождения…
– Ошибалась, – с долей сарказма перебил ее Рен, раздраженно стуча по клавишам. – В это время я чувствую себя так, словно меня заперли в сумасшедшем доме с ошалелыми психами, и единственное желание, которое я всегда загадываю в новогоднюю ночь – чтобы все поскорее закончилось.
Пирика потрясенно выслушала эту тираду, все более наполняющуюся негативом по мере продолжительности, а когда шаман умолк, чтобы перевести дух, вспыхнула:
– Сумасшедший дом?! Ошалевшие психи?! Да ты в своем уме?!
– Смею думать, что я в эти дни единственный, кто в своем уме, – парировал Рен.
– Ты, значит, и меня считаешь ошалевшей дурой?! – Пирика едва не задохнулась от возмущения.
– Не цепляйся к словам! – Рен тоже был готов вспылить. Голубые глаза Усуи загорелись негодованием:
– Ты чуть ли не в открытую оскорбляешь меня, а я не должна обращать на это внимания?!
Рен заскрежетал зубами.
– Уймись, пока я не заговорил в открытую! – прошипел он, грозно сверкнув очами. Девушка ахнула и сжала кулаки:
– Да ты… Ты просто неблагодарный хам, Рен!
– Что?! – вышедший из себя Рен вскочил с кресла, яростно глядя на отступившую девушку. – Следи за тем, что говоришь! Да, я ненавижу Новый год, мне плевать на свой день рождения, но это мое дело!
– Успокойся – мне до тебя дела нет! – Пирика стремительно подошла к двери, затем поспешно вернулась, подхватила с полочки над столом Рена вазу с икебаной и, резко развернувшись, покинула комнату. Рен, мрачно проводив ее взглядом, сел обратно в кресло и откинулся на его спинку, пережидая бурю обуявших его негативных эмоций.
– Господин Рен, – осторожно позвал появившийся за спиной Басон.
– Что? – раздраженно буркнул Рен. Хранитель помялся.
– Наверное, вам надо объяснить госпоже Пирике…
– Нечего мне ей объяснять! – прервал его шаман.
– Но так вы поссоритесь с ней накануне праздника…
Рен, повернувшись к духу, так грозно взглянул на него, что хранитель испуганно отлетел в сторону на пару метров.
– Мне нет никакого дела до этого гребаного праздника, так что имею право ссориться с кем хочу и когда хочу! – Рен понимал, что сказал не самое умное, что следовало бы, но отступать было некуда, поэтому он лишь упрямо нахмурил брови. Басон со вздохом отвесил смиренный поклон и растворился в воздухе. Шаман повернулся к монитору, но вернуться к работе не получилось – мысли упорно возвращались к инциденту, повергая Рена во все более мрачное настроение. Он злился на себя за несдержанность и на Пирику за поднятую тему, приведшую их к ссоре. Рен понимал, что Басон прав и ему сейчас следует встать, выйти из кабинета, найти Пирику и помириться с ней, но Рен медлил. Гордость тут была ни при чем: отношения с младшей Усуи научили его, что первым пойти на примирение с девушкой – поступок воистину сильного и мудрого мужчины. Рен просто не знал, как объяснить Пирике, что Новый год не его праздник. В Китае эти празднования проходят незаметно, а в семейном поместье Тао приход нового года вообще не отмечали. Разве что родители дарили Рену и его сестре в эти дни подарки – большей частью те, которые в обычных семьях никогда не преподнесут детям: кёнси в качестве персональных слуг и холодное оружие всех мастей. Может, поэтому Рен так не любит предпраздничные хлопоты? Это не его праздник. Это праздник тех, кто умеет радоваться, кто умеет дарить смех и улыбки другим, кто умеет просто верить в будущее… Для таких, как Пирика. И именно поэтому она не сможет понять Рена.

Пирика, кипя от возмущения, вошла в гостиную и огляделась, выбирая место, куда можно было бы поставить злосчастную вазу. Комната была уставлена и увешана атрибутами наступающего праздника, вид которых напомнил девушке, с какими радужными чувствами она украшала дом, и одновременно всколыхнул обиду на Рена, который мало того, что не оценил ее стараний, так еще и дал понять, что ему все это не нужно. На глаза Пирики навернулись слезы, но она, решительно смахнув их, поставила вазочку на чайный столик и строптиво тряхнула волосами. Лишаться праздничного настроения и самого праздника она не намерена. Если Рену нравится и в этом противопоставлять себя всему миру, то пусть делает, что хочет, а Пирика встретит Новый год так, как и намеревалась – шумно, весело и в большой компании друзей. Утвердившись в этом намерении, девушка слегка успокоилась и, взглянув на часы, отправилась в кухню – приближалось время ужина, а она еще хотела взяться за приготовление праздничных угощений.
Промывая рис, Пирика ощутила за спиной присутствие духа. Оглянувшись, она увидела Басона, смиренно глядящего на нее.
– Простите, госпожа Пирика, – учтиво произнес хранитель Рена. – Могу я поговорить с вами?
– А? – девушка была удивлена такой просьбой. – Что такое, Басон?
Дух нервно оглянулся на дверь кухни, и Пирика, догадавшись, в чем дело, усмехнулась:
– Собираешься оправдывать Рена? – она отвернулась к раковине. – Мнение Рена меня совершенно не интересует! Мне все равно, что он думает! И я не собираюсь так просто его прощ… – сообразив, что противоречит своим же словам, девушка осеклась и фыркнула. – Пусть дуется на весь белый свет в одиночестве, а я проведу праздник с братом и друзьями!
Басон снова тяжело вздохнул:
– Я не собирался оправдывать поведение господина Рена, госпожа. Я хотел его объяснить…
– Объяснить? – переспросила Пирика, снова поворачиваясь к Басону. – Что тут объяснять? Все и так ясно! Он не любит Новый год и рад испортить настроение тем, кто его любит… – Пирика вдруг изменилась в лице и задумалась.
– Басон, – позвала она, слегка хмуря лоб. – Что ты хотел мне сказать?
Хранитель Рена радостно встрепенулся.
– Дело не в том, что господин не любит праздники, – сказал он. – Дело в том, что боччама не умеет праздновать.
Пирика, позабыв про мокнущий под струей воды рис в тарелке, изумленно смотрела на духа. Тот грустно покачал головой:
– У моего господина очень долго не было друзей и поводов для радости. И он почти всегда был одинок.
– Я знаю это, но… – Пирика опустила голову, закусив губу. Дух выжидательно смотрел на девушку и, если бы был способен дышать, то затаил бы дыхание. Наконец, Пирика подняла на него взгляд и слегка улыбнулась.
– Я поняла, Басон, – проговорила она. – Спасибо.
– Госпожа? – озадаченно протянул Басон. Пирика кивнула:
– Ты мне напомнил то, о чем я почти забыла. Но теперь все будет в порядке.
Басон открыл рот, чтобы задать вопрос, но, услышав приближающиеся шаги в коридоре, поспешил исчезнуть. Вошедший парой секунд позже Рен с подозрением огляделся по сторонам.
– Ты видела Басона? – угрюмо спросил он Пирику. Та улыбнулась:
– Нет. Разве он не с тобой?
Рен помолчал, удивленный приветливостью Пирики. Исходя из знания ее характера и опыта прошлых ссор, Рен ожидал, что она будет дуться на него, откажется разговаривать, а то и вовсе станет игнорировать. Правда, Пирика отходчива, но все же не настолько, чтобы спустя четверть часа забыть серьезную обиду. Рен прищурился, глядя на девушку:
– Его точно здесь не было?
– Что бы ему здесь делать? – пожала плечами Пирика. – Готовить он не умеет… Кстати! – спохватилась она, обратив, наконец, внимание на рис. – Совсем забыла!
Рен, помолчав, приблизился к северянке.
– Ты уже не сердишься? – недоверчиво спросил он. Пирика улыбнулась, выкладывая промытый рис в набэ.
– Нет, Рен, – отозвалась она. – И… ты тоже не сердись на меня, ладно?
– Что?.. – Рену начинало казаться, что Пирика задалась целью сбить его с толку. Девушка повернулась и взглянула в золотистые глаза шамана, улыбаясь замеченной в них растерянности.
– Ты прав: что бы ты ни думал о чем-либо, это твое дело, и я не должна была упрекать тебя, – Пирика обвила шею Рена руками, прижимаясь к нему. – Прости, что я так глупо себя вела.
Рен ощутил неловкость при этих словах. Борясь с внезапно возникшим желанием самому извиниться за собственное поведение, он обнял девушку за талию, привлекая к себе ближе.
– Я не сердит, – коротко сказал он, прижимаясь щекой к мягким волосам цвета лазури и вдыхая их аромат. Пирика подняла голову, нежно посмотрела на юношу и потянулась к его лицу. Рен поцеловал ее в губы, в подбородок, легкими прикосновениями оставил дорожку из поцелуев на шее. Пирика закусила губу, но не смогла справиться с дыханием, ставшим почти судорожным под этими ласками. Рен, коварно усмехнувшись, прижался губами к дрожащей от быстрого пульса жилке под нежной кожей.
– Рен… – выдохнула девушка. – Что ты… делаешь?..
Юноша оторвался от шеи Пирики и взглянул в ее лицо. Пирика, увидев знакомый блеск в глазах любимого, покраснела:
– Рен… Ты с ума сошел! Я ужин готовлю…
– Ужин подождет, – безапелляционно заявил Рен, подхватив девушку на руки и направляясь с ней в сторону спальни. – А не дождется – сходим в ресторан, – добавил он, открывая дверь комнаты…

Утром следующего дня первым, что бросилось Рену в глаза, когда он открыл их, был настенный календарь, в котором кружком ярко-красного цвета было обведено сегодняшнее число. Шаман недовольно поморщился, отворачиваясь от стены. Пирики рядом не было, зато из кухни доносились звяканье посуды и негромкий свист чайника. Рен невольно усмехнулся – Пирика была ему достойным соперником в плане раннего подъема – затем встал с постели и отправился в душ.
– Ты уходишь? – удивилась Пирика, когда Рен появился в кухне, одетый в костюм. Рен кивнул, садясь за стол:
– Еду в офис.
– Он ведь закрыт, – напомнила девушка. Рен пожал плечами, беря хаси с подставки.
– Мне нужны кое-какие бумаги, которые я там оставил, – сказал он. На самом деле все необходимое для работы, от которой Рен не желал отказываться даже в выходные дни, у него было при себе. Просто ему куда комфортнее работалось в обстановке офиса, чем в квартире, убранство и атмосфера которой не позволяли как следует сосредоточиться.
Пирика недоверчиво прищурилась, но не стала ничего уточнять и подала завтрак на стол. Рен ожидал, что она заговорит о вечере и планах на него, но Пирика завела разговор о распродаже в каком-то модном бутике, подробно расписывая фасоны нарядов и то, во сколько раз уценен каждый из них. Рен, ненавидевший магазины женской одежды еще с тех пор, когда вынужден был сопровождать Джун во время походов по ним, поспешил закончить завтрак и выйти из-за стола. Как только за ним закрылась дверь, Пирика оживленно кинулась к телефону.

Смена обстановки с праздничной на более прозаичную не очень-то помогла Рену отвлечься, поэтому домой он возвращался в довольно хмуром расположении духа. Вид оживленных, сверкающих яркой иллюминацией улиц лишь сильнее действовал на нервы, порождая желание выместить на ком-нибудь свое раздражение.
– С возвращением! – голос Пирики прозвенел, едва Рен переступил порог квартиры. Спустя пару минут Пирика выпорхнула из кухни, сияя глазами и улыбкой.
– Я заждалась! – радостно сообщила она. На девушке было новое платье из золотистого шелка, мягко облегающее фигуру. Густые волосы, завитые и подколотые на затылке кандзаси, крупными локонами падали на плечи. Рен, увидев Пирику при всем параде, после секундного замешательства тяжело вздохнул: он-то надеялся, что они уже все решили насчет шумной новогодней вечеринки в «Фунбари Онсен», причем решили в его пользу…
– Пирика, у меня абсолютно непраздничное настроение, – Рен терпеть не мог ходить вокруг да около, поэтому решил сразу расставить все точки над «i». – И больше всего мне сегодня вечером хочется побыть в тишине, так что…
Пирика, ожидавшая такой реакции, с трудом удержалась от смешка и невинно хлопнула ресницами:
– Но ты же не откажешься от праздничного ужина после напряженного рабочего дня?
– Для меня, в отличие от некоторых известных тебе личностей, это не будет трагедией, – буркнул шаман. – И рестораны в Токио еще не перевелись.
– Зато свободный столик сегодня даже тебе вряд ли удастся отыскать, – парировала Пирика. – А самое главное, – девушка хитро прищурилась, – в ресторанах не умеют делать персиковые пирожные так, как это умею я! – она весело засмеялась, увидев, как Рен переменился в лице.
– О чем это ты? – пробормотал Рен. Пирика, улыбаясь, взяла его за руку.
– Новый год необязательно встречать шумно. Мы можем провести эту ночь дома, в спокойной обстановке, как ты и хотел.
Рен с искренним недоумением смотрел на нее:
– Дома? Ты же всю неделю только и говорила, что про вечеринку в «Фунбари Онсен»…
– Я уже все уладила, – заверила Пирика. – Нашим друзьям будет не до скуки в большой компании, а нам с тобой будет хорошо вдвоем, правда? – она мило улыбнулась, глядя на смутившегося Рена, и переплела свои пальцы с его. Тот притянул ее к себе и обнял.
– Пирика… – он умолк, словно не мог подобрать слова. – Спасибо, – тихо произнес он глухо. Пирика потерлась щекой о его плечо.
– Не стоит, – шепнула она. – Пойдем, пока все не остыло?..

В тот вечер еда показалась Рену необычно вкусной, пламя свечей, которыми Пирика украсила стол, – особенно ярким и теплым, а знакомая обстановка кухни – удивительно уютной и мирной. Рен сам не заметил, как его настроение улучшилось, став почти умиротворенным, но это ощущение было ему по душе, и он был признателен за это Пирике. Принятое ею решение все еще удивляло и интриговало его, поэтому он, выбрав удачный момент, когда Пирика подавала на стол десерт, спросил:
– Почему ты передумала?
– А? – Пирика вскинула на него глаза. Встретившись со взглядом Рена, она несколько смутилась и, составляя с подноса чайный сервиз и вазочки с пирожными, быстро заговорила:
– Я просто поняла, что для тебя привычнее и важнее побыть в тишине и покое. Ты ведь не привык к шумным празднованиям, верно?
Рен прищурился:
– Дай угадаю: с тобой Басон разговаривал?
Пирика слегка покраснела:
– Он просто напомнил мне, что ты… Ну, что у тебя раньше не было друзей и…
Рен поморщился, что-то проворчав себе под нос по-китайски. Пирика поспешила продолжить:
– И еще я подумала, что Новый год – семейный праздник, и провести его дома – это совсем неплохо. К тому же ты ведь никогда ни о чем меня не просил, – она улыбнулась. Рен фыркнул, пряча невольное смущение:
– Я же мужчина!
Пирика сдержала смешок и кивнула. Остаток ужина Рен казался задумчивым, и девушка уже начала тревожиться, что чем-то испортила ему настроение, но когда она убирала со стола, шаман, словно очнувшись, позвал ее:
– Пирика!
– Да? – девушка повернулась к нему от мойки, куда складывала грязную посуду. Рен улыбнулся ей с заговорщицким видом:
– Как насчет того, чтобы пройтись до Асакусы?
Пирика заморгала, удивленная предложением возлюбленного:
– Ты о чем, Рен? Скоро полночь…
– Именно, – глаза Рена блеснули. – Кажется, именно в это время у вас бьют в колокол, так?
Девушка ахнула от удивления и едва не выпустила тарелку из рук:
– Рен, ты… Но мы же… Ты же хотел…
Рен, усмехнувшись, отобрал у Пирики тарелку, сунул ее в раковину и потащил девушку из кухни:
– По дороге поблагодаришь!
– Что?! – опешила Пирика, но вместо того, чтобы возмутиться, счастливо засмеялась, и Рен поймал себя на мысли, что ему хочется подхватить ее смех.

Снег, мягко падающий с неба, искрился в свете иллюминации и сотен фонариков, сопровождающем пестрые толпы нарядных людей, спешащих к празднично убранному храму Сэнсодзи. Голоса, молитвы и смех, сливаясь, наполняли собой морозный воздух, но сейчас Рену это не казалось раздражающим. К собственному удивлению, он даже находил происходящее вокруг интересным, а самое главное – он был счастлив, видя, какой радостью светятся синие глаза идущей рядом Пирики. Этот взгляд и улыбка, играющая на губах Пирики, стоили того, чтобы поступиться своими принципами и привычками.
– Рен? – голос Усуи и легкое пожатие ее пальцев в руке Рена отвлекли последнего от размышлений. – Почему ты передумал?
Рен, прищурив свои кошачьи глаза, взглянул в разрумянившееся от легкого морозца лицо Пирики.
– Я подумал, что мне еще не поздно полюбить Новый год, – произнес он. Пирика улыбнулась, прижавшись к юноше:
– Теперь это и твой праздник, Рен…

         21 апреля 2010 в 17:17 Ева писал:
фанф крут, хотя немножко отличается от истины:))))) характеры описаны великолепны:) единственное - традиции:) немного не совпадают с реальными:)

Ссылка на это сообщение 
         22 января 2010 в 18:54  Lesya писал:
Настроение фанфика, в целом, можно назвать праздничным))) Что-то такое очень легкое и светлое. И абсолютно мозг не грузящее, что тоже очень-очень ценно.))) В общем, читать приятно)))

Ссылка на это сообщение 
         3 января 2010 в 20:03  broo писала:
Это так мило и круто)
Я от и до влюблена в твоего Рена)
У тебя отлично получается держать героев в одном характере на протяжении всего фанфика. Их поступки не противоречат их характеру благодаря некоторым мелочам которые ты не забываешь описывать)
Мне это так нравится)
Пятёрка))

Ссылка на это сообщение 
         29 декабря 2009 в 12:55  manyunya писала:
Сугой фик, просто чудо! мне очень понравилось))
Продолжай в том же духе))

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009