Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: Хельга 
Название: Дни в селении Патчей
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, angst
Персонажи/Пейринг: Силва, Намари, Калим, Таллим, мельком Сати Сайган, Кадо, Магна, Нихром, Хром; намек на Силва/Намари
Disclamer: права на персонажей принадлежат Х. Такэи
Правила размещения: с указанием авторства
Заметка от автора: фанфик писался на межфандомный командный челлендж "Фандомная Битва-2012"
Summary: быть судьей турнира шаманов – это постоянная борьба между чувством долга и собственными чувствами. Участники турнира шаманов еще только на пути к загадочному селению Патчей, а судьи турнира уже проходят свои испытания.
Предупреждение: ООС
Бета: Да Лео, блин!
Категория: яой
Никто ещё не оценил фанфик.

Из зала через занавеску, заменяющую дверь в кухню, лениво просачивался гул голосов, смешанный со звяканьем посуды. Глядя на временами мигающую лампочку под потолком, Силва крутил пальцем стоящую перед ним чашку с кофе. Мелодия из небольшого приемника на полке не мешала его своеобразной медитации, создавая ненавязчивый фон.
Отдуваясь, с горой грязных тарелок в руках вошел Калим. Сложил их в раковину (между делом пробурчав что-то насчет экономии на посудомоечной машине) и, покосившись на Силву, принялся протирать перемытые недавно бокалы полотенцем. Силва гипнотизировал лампочку, продолжая свои незамысловатые действия. Калим молчал минут десять, после чего не выдержал. Протянув руку, забрал у друга чашку и стукнул ею о блюдце.
– Твой кофе.
Силва моргнул и повернул голову, глядя на Калима так, словно только что его заметил.
– Что?..
– Он остыл, – Калим смотрел на него с плохо скрытой досадой. Силва потер лоб:
– А, вот как…
Вздохнув, Калим достал из шкафа турку и направился к двери в кладовую.
– Так и быть, сварю тебе новый. При условии, что не расскажешь Таллиму: он трясется над этим сортом, будто это невесть что.
– Просто эта партия ему досталась по дешевке, – машинально отозвался Силва и отодвинул от себя чашку с остывшими остатками кофе. – Послушай… лучше налей мне чего-нибудь покрепче.
Калим, уже развязавший мешок с кофе, замер и оглянулся. Силва выдержал его внимательный взгляд.
– Ладно. Говори, что случилось, – вздохнул Калим, возвращаясь к столу. В глазах Силвы мелькнуло осуждение.
– Ты забыл? Сегодня ровно год.
Калим приподнял брови, а затем сконфуженно хлопнул себя по лбу.
– О, прости! И в самом деле… Совсем вылетело из головы.
Силва чуть усмехнулся, оглядывая кухню.
– Ну, неудивительно.
Калим виновато развел руками:
– Это слабое оправдание. Ты куда лучший друг.
Силва промолчал, лишь стиснул пальцы в кулак. Калим заметил это движение, но ничего не сказал и просто молча налил в стакан текилу. Проглотив все за раз, Силва еще молчал какое-то время, а потом глухо произнес:
– Нет. Я был плохим другом.
Калим хлопнул его по плечу.
– Можешь приписывать себе какие угодно грехи, но не этот. Ты был лучшим другом Хрома, и это известно всем. Он сам всегда так говорил.
Губы Силвы сложились в горькую улыбку.
– Он старался видеть в окружающих хорошее. Это его и подвело.
– Такой уж был у него нрав, ты ничего не смог бы с этим поделать, – Калим подпер подбородок рукой. – Хром не был ребенком или слабаком. Не казни себя за прошлое.
Силва невесело усмехнулся:
– Знаю, но…
В кухню, едва не сорвав занавеску, влетел Таллим. Оглядевшись, суетливо бросился к висящему на стене меню и принялся вычеркивать из него пункты, попутно вписывая новые. Силва переглянулся со столь же озадаченным Калимом и позвал младшего соплеменника:
– Э, Таллим… В чем дело?
– Катастрофа! – нервно отозвался тот. – Участники турнира! Они уже в селении!
– Что? – Силва не поверил собственным ушам. – Кто-то уже добрался сюда?!
– Целая дюжина шаманов! – Таллим бросил карандаш и ринулся в кладовую. – У нас ничего не припасено на такую ораву!
Калим и Силва посмотрели сперва друг на друга, потом на настенный календарь.
– Ничего не понимаю, – пробормотал Силва. – Как они сумели за такой короткий срок найти нас?
– Они шаманы божественного уровня, – прозвучал голос за его спиной. Патчи уставились на стоящего у дверей Намари.
– Уровень богов? – переспросил Калим. – В таком количестве?
– Эти шаманы из одной группировки, – отозвался Пустынник; он единственный казался абсолютно спокойным. – Она называется «Гандара», ее возглавляет шаманка, которую считают кем-то вроде возродившегося мессии. Я бы сказал, наиболее вероятный победитель турнира здесь, в селении, – усмехнулся он. Калим заметил, как вытянулось лицо Силвы, и спрятал улыбку.
– Откуда тебе это известно? – спросил он у Намари.
– Я принимал у них вступительные испытания. Собственно, мне уже тогда стало ясно, что «Гандара» прибудут сюда в числе первых.
– Мог бы и предупредить! – подал полный досады голос Таллим. – И раз уж это твои подопечные, лучше бы помог, чем стоять без дела под дверью!
Калим крякнул и поспешно отвернулся к полкам, Силва же растерянно взглянул на Намари и невольно сглотнул. Тот и бровью не повел.
– Ты же знаешь, Таллим, что я придерживаюсь нейтралитета во всем, – преувеличенно равнодушно протянул он. – Кафе – твоя вотчина, я не собираюсь вмешиваться.
Было слышно, как Таллим что-то приглушенно бормочет сквозь зубы: громко перечить Намари он почему-то никогда не осмеливался. Пустынник повернулся к двери.
– Раз уж ты напомнил о моих подопечных, я иду проследить за их пробуждением, – с этими словами он удалился. Таллим, получив возможность выпустить пар, возмущенно завопил:
– Калим, я же просил не трогать этот кофе!
Силва выскочил из кухни, не заботясь о том, что самым предательским образом бросает Калима один на один с раздосадованным Таллимом. Вылетев на улицу, он успел заметить исчезающую в темноте переулка фигуру. Нагнать ее удалось через пару минут: Намари всегда двигался плавно, но при этом очень быстро – совсем как змеи.
– Намари… – Силва чувствовал себя идиотом и уже почти сожалел о своем порыве: стоило хотя бы обдумать слова. Намари же спрятал довольную улыбку.
– Вот это прыть, Силва! Что заставило тебя прервать задушевный разговор?
Его тон настроил Силву на оборонительную позицию.
– Ты подслушивал, – обличающе бросил он. Намари громко фыркнул:
– У тебя бурная фантазия. Я пришел в кафе сообщить Таллиму, что ртов в селении прибавилось, услышал твои излияния в жилетку Калима и… не решился их прервать, – усмешка убила и без того не слишком убедительную искренность. Силва помрачнел, но Намари выдержал его взгляд, не переставая улыбаться.
– А ты говорил что-то такое, о чем мне стоит беспокоиться? – невинно поинтересовался он.
– Ты не умеешь беспокоиться, – парировал Силва.
– Не самое полезное умение, – в глазах Намари сверкнули искры. – К тому же я абсолютно нейтрален, как ты знаешь.
Силва мрачно взглянул на него, но отвечать не стал: спорщик он был откровенно слабый, а против языка Намари у него вообще не было никаких шансов. Намари, приняв молчание Силвы за признание поражения, довольно усмехнулся.
– Раз мы все уладили, то я пойду. У тебя есть свободное время, а мои обязанности судьи турнира уже начались, – он неспешно направился прежней дорогой. Силва проводил его взглядом и, чувствуя вдруг навалившуюся усталость, пошел обратно. Возвращаться в кафе он не стал: у Таллима там забот полон рот, да и самому Силве сейчас хотелось оказаться подальше от какой-либо компании, поэтому он побрел на окраину селения – туда, где его окружали песчаные сопки. С вершины самого высокого холма селение Патчей было видно как на ладони, но Силва смотрел лишь на сияющий призрачный конус, который высился над селением. Великий Дух – бесконечный хоровод сплетенных воедино неисчислимых душ – находился здесь уже давно, но при взгляде на него у Силвы по коже все еще пробегали мурашки: свежа была память о первой встрече с воплощением памяти Вселенной. И все равно он приходил сюда, где Великий Дух был виден лучше всего и где казалось, что он сам смотрит на каждого. Последнее даже вселяло в Силву смутную надежду: если Хром видит его из сонма душ, он наверняка рад, что друг не забыл их место.

Что значит быть потомком живого воплощения зла, Силва знал с самого детства. Хао Патч – вторая реинкарнация великого японского онмёдзи из рода Асакура – был самой мрачной страницей в истории племени. Убийство воинов племени Семиноа, очернение имени Патчей, кража древнего Духа Огня – его преступления наложили незримую печать на следующие поколения. С той поры, как осознал, чью кровь носит в себе, Силва мысленно проклинал Хао, обрекшего своих потомков на это мучительное унижение – быть заклейменными виной за то, чего не совершали, а значит, и искупить не могли. В племени их не избегали и не притесняли, но они были особенными. Силва ощущал это по легкой настороженности, с которой к нему обращались даже старшие соплеменники, по вежливой дистанции, которую держали сверстники, по смешанному с робостью любопытству во взглядах малышей.
Хром был единственным, кто вел себя с Силвой как ни в чем не бывало и даже старался сблизиться с ним. Поначалу это сбивало Силву с толку: не мог же Хром не знать о его предке, так почему же ничем этого не выдает? Он принимал поведение Хрома за любопытство и сторонился его, не понимая, чем мог привлечь внимание этого беззаботного балагура. Недостатка в приятелях Хром никогда не испытывал: веселый дружелюбный нрав помогал ему уживаться буквально с каждым в племени – одно то, что он был приятелем Намари, у которого уже тогда язык эволюционировал в змеиное жало, говорило о многом. Еще Хром был настойчив, а чувство субординации у него практически отсутствовало, поэтому его не смущала ни нелюдимость Силвы, ни то, что тот был на четыре года старше. Силва же сперва просто смирился с вниманием Хрома, а потом привык и даже как-то незаметно привязался к парнишке. Так и началась их дружба.
Силва помнил тот день в мельчайших деталях. Он и Хром сидели на холме за селением – своем излюбленном месте для прогулок и бесед. Хром, как всегда, что-то мурлыкал себе под нос – он не мыслил жизни без песен. Силва, рассеянно внимая ему, крутил в пальцах полоску выделанной кожи.
– Он появится уже совсем скоро, – прервав свои напевы, вдруг произнес Хром. Силва оглянулся на него:
– Ты говоришь о Великом Духе?
– Ты тоже об этом думаешь, – улыбнулся Хром. – Да, я о нем. Звезда Раго вот-вот приблизится к планете, времени до турнира шаманов остается всего ничего. Значит, Великий Дух вскоре укажет Избранных… Ты беспокоишься? – он заметил, что Силва нахмурился. Тот кивнул:
– Разумеется. А ты нет?
Хром упал на спину, заложив руки за голову.
– Я беспокоюсь только за то, что меня могут не выбрать судьей турнира.
– Ты так хочешь быть слугой короля шаманов? – с легкой иронией спросил Силва. – Или просто хочешь оказаться Избранным?
– И то, и другое, пожалуй, – ничуть не смутился Хром. – Но не это главное… – он взглянул на Силву. – Судьям турнира шаманов будет дозволено подняться наверх. Знаешь, – его лицо сделалось мечтательным, – мне всегда хотелось увидеть звезды…
Силва невольно поднял взгляд к укрытым мраком пластам земной толщи, которые отделяли селение Патчей от поверхности.
– Вряд ли тебе там понравится, – заметил он. – Верхний мир никогда не был идеальным местом, а теперь люди вообще забыли об уважении не только к духам и природе, но и друг к другу.
Хром озадаченно поморгал. Силве даже стало немного совестно, что он так прямолинейно спустил юношу с небес на землю. Впрочем, Хром остался верен себе и тут же беззаботно улыбнулся:
– И все же я хочу подняться. Не может быть, чтобы там не было ничего хорошего. А ты хочешь стать судьей турнира?
Силва глубоко вздохнул.
– Ты ведь знаешь, от кого я веду свой род. Такому, как я, Избранным никогда не стать.
Хром приподнялся на локтях.
– Ты думаешь, тебя винят в том, что сделал Хао пятьсот лет назад? – пробормотал он.
– Даже если не винят, все помнят о вине Хао и о том, что я его потомок, – Силва неотрывно смотрел на селение. – И они правы: на это нельзя закрыть глаза. Особенно сейчас, когда турнир шаманов скоро начнется.
Хром помолчал: он, видимо, впервые задумался над этим.
– Может, это и так, – протянул он, наконец. – Но меня никогда не волновало, чей ты потомок.
Силва поднял голову и увидел ободряющую улыбку на лице друга.
– Мне и в самом деле все равно, Силва. Ты хороший человек и всегда мне нравился. Я рад, что мы стали друзьями.
Силва невольно улыбнулся, и глаза Хрома засияли.
– Силва, – он придвинулся к другу и заговорщицки понизил голос, – если Великий Дух выберет нас обоих, посмотрим на звезды вместе?
Силва, помедлив, кивнул:
– Было бы неплохо.
– Решено, – довольный Хром снова улегся на спину, напевая. Силва, украдкой поглядывая на него, ощущал, как в груди разливается тепло.

Силва грустно улыбнулся этим воспоминаниям. Мечта Хрома исполнилась: они оба были избраны судьями турнира шаманов, поднялись на поверхность и вместе смотрели на звезды как раз накануне испытаний участников турнира. В ту ночь Силва в последний раз видел Хрома живым. Он помнил холодную пустоту, заполнившую сердце от известия о гибели друга, и до сих пор чувствовал, что вместе с Хромом исчезла часть его самого. Пока Хром был рядом, Силва мог забыть о своем происхождении и не сомневался, что достоин своего места. Теперь же все вернулось на круги своя, и Силва уже готов был поверить, что Великий Дух ошибся в своем выборе. Судья священного турнира шаманов – слишком почетная должность для того, кто даже не сумел уберечь лучшего друга.

«Гандара» приковала к себе всеобщее внимание: они стали первыми участниками турнира, нашедшими селение Патчей в кратчайший срок. Впрочем, сами члены «Гандара» тоже оказались весьма колоритными личностями. Силве хватило одного взгляда на них, чтобы убедиться в справедливости заявления Намари. Уже то, что все шаманы довольно легко перенесли встречу с Великим Духом, уже на следующий день после прибытия выйдя на улицы селения, говорило о многом. Особенно выделялась лидер группировки – Сати Сайган. Необыкновенно красивая женщина с проницательным взглядом и легкой улыбкой на мудром лице – истинная богиня. Силва видел ее всего лишь раз, да и то мельком – она о чем-то говорила с Намари, находчиво парируя его остроты – но после этого невольно поверил, что Сати действительно достойна трона короля шаманов. Веру в Йо это не ослабило, но и победа «Гандары» представлялась Силве благом: если выбирать между шаманами божественного уровня, то его предпочтение, разумеется, будет отдано Сати, а не Хао. Таким образом, последнему имелось сразу две достойные альтернативы, и это ободряло.
Члены «Гандары» быстро освоились в селении. Ближе к полудню Силва и Калим зашли в ресторан, которым заправлял Намари, и застали там смуглого рослого индуса – одного из спутников Сати. Он с видом дегустатора поглощал карри и рассказывал сидящему рядом за столиком Намари о разнице между вкушаемым блюдом и карри своей страны. Намари насмешливо щурился, но слушал его внимательно.
– Меню пополнится после такой подробной консультации? – поинтересовался у него Калим. Намари покачал головой:
– Вряд ли кто-то сможет взять его в рот – с такими-то ингредиентами…
– Ошибаешься, господин наставник, – возразил индус. – Он оставляет после себя очень приятный шлейф, который смягчает острые ноты. Поэтому привыкнуть к этому вкусу довольно просто.
– Я бы сказал: «К нему еще надо привыкнуть», – скептически заметил Намари. Его подопечный усмехнулся:
– Похоже, я не могу рассматривать тебя как конкурента.
– Кадо, мой ресторан находится в подземном селении и всего один тут – о какой конкуренции может идти речь? – снисходительно фыркнул Намари. Калим засмеялся:
– Ты, похоже, забыл, где находишься.
– Не то чтобы… – Кадо взглянул за окно, в сторону призрачного столпа. – Просто это немного… необычно.
Силва молча подивился его словам. «Необычно» – слишком уж мягко сказано для того, кто всего несколько часов назад встретился с Великим Духом. Кадо, словно опомнившись, повернулся к судьям.
– Кстати, как вам удается жить в таком необычном месте?
Патчи одновременно изменились в лицах, даже Намари перестал ухмыляться. Кадо переводил взгляд с одного на другого.
– Похоже, я просил то, о чем участникам турнира знать не следует? – догадался он. Калим кашлянул.
– Наше племя живет обособленно не только от людей, но и от остальных шаманов тоже.
– При этом вы в курсе событий внешнего мира, – продолжил Кадо, – а ваше селение напоминает отдельную цивилизацию. И Великий Дух… Он появляется именно здесь неслучайно.
Силва внутренне напрягся: разговор свернул в русло, которого не следовало касаться. К его облегчению, Намари прервал рассуждения своего подопечного:
– Наши традиции не имеют отношения к турниру шаманов.
– Это предостережение? – поинтересовался Кадо.
– Вовсе нет, – Намари беззаботно усмехнулся. – Мы судьи турнира, для нас важно сохранить… нейтралитет.
– А еще мы должны наставлять участников турнира, чтобы они своими действиями не нарушили правила, – подхватил Калим.
– Мы не собираемся доставлять вам хлопоты, – Кадо разгадал смысл, таящийся за словами Патчей. – Мы все просто поддерживаем госпожу Сати.
– Она на самом деле мессия? – не выдержал Силва. Кадо слегка оскорбился:
– Разве ты в этом еще не убедился? Кому, как не ей, быть богиней! Ты недостаточно внимателен для Патча.
– Силва склонен зацикливаться на чем-то одном, не замечая других важных вещей, – прокомментировал Намари. Силва бросил на него мрачный взгляд, который, разумеется, был проигнорирован. Кадо усмехнулся и встал.
– Ну что же, спасибо за обед и приятную беседу. Сколько я должен? – его глаза округлились при виде счета. – Эге, а цены тут куда выше, чем в моих ресторанах!
– Я же сказал: тут нет конкуренции, – Намари не моргнул и глазом. Когда Кадо, ворча под нос, удалился, Калим заглянул в его счет и заметил:
– Вообще-то, он прав: ты взвинтил цены вдвое.
– Мы все слышали инструкции вождя: использовать любую возможность для экономии средств или получения прибыли, – пожал плечами Намари. – А с этого парня не убудет.
– Меня больше волнует его любопытство, – нахмурился Силва. – Или… он дал понять, что «Гандара» знает о племени Патчей? Что еще им может быть известно и зачем об этом говорить с нами?
– Даже если они что-то знают, болтать об этом направо и налево не в их интересах. Куда важнее, чтобы мы вели себя разумно, – покосившись на Силву, Намари поднялся с места. – Увы, я не смогу обсудить очередную нарождающуюся глобальную проблему – у меня полно дел.
Силва постарался не выдать своих эмоций, но про себя сделал вывод, что Намари не в духе. Чего-то подобного он и ждал, хотя не очень понимал причины.
– Вы поругались вчера? – с не свойственным ему любопытством спросил Калим.
– Нет, с чего бы? – рассеянно отозвался Силва. Калим поднял брови:
– Ну, ты знаешь, ревность – сильное чувство…
– Что?! – Силву подбросило. – Ка… Какая еще ревность?! Ты о чем вообще?
– Прости-прости, – глаза Калима смеялись. – Я пошутил.
Силва одарил его угрюмым взглядом. В отношениях с Намари и в своем отношении к нему он сам еще не разобрался, поэтому изо всех сил старался делать вид, что ничего особенного и нет. Может, он плохой актер, раз уж даже Калиму пришло в голову шутить на эту тему? Впрочем, подобная шутка равносильна признанию в полном отсутствии проницательности: кого-кого, а Намари представить ревнующим Силва не мог. Прежде, до турнира, они практически не общались, и сблизились довольно недавно, но Намари принадлежал к тому типу людей, которые сразу дают понять окружающим, с кем те имеют дело. Силва знал, что Намари не признает никакого рода привязанностей и «абсолютного нейтралитета» придерживается не только как судья турнира шаманов, но и в жизни. И все же на душе скребли кошки. У Намари, возможно, свои моральные принципы, но у Силвы – свои. И они привычно заставляли его чувствовать себя без вины виноватым.

Тем вечером он нес вахту на наблюдательном посту – в аппаратной с мониторами, через которые Судьи наблюдали за участниками турнира. Силва старался сохранять беспристрастность, но не устоял перед искушением и просмотрел все записи с камер слежения, на которых появлялся Йо Асакура и его компания. Сведения Силву порадовали: ребята шли в нужном направлении и вполне укладывались в срок. Да, в этом мальчике он точно не ошибся. Впрочем, спутники Йо Силве тоже нравились, хотя при взгляде на Рена Тао по-прежнему приходилось сдерживать лишние чувства и мысли. Чтобы отвлечься от них, Силва решил поискать группу Хао, но ни на одном мониторе ее не увидел. Такое происходило, если шаманы в пути погибали, шли совершенно не тем путем или попусту прекращали поиски селения, но к Хао это не относилось. Силва принялся рыться на полках в поисках записей, по которым было бы можно отследить маршрут Асакуры. В разгар поисков в аппаратную влетел Калим.
– Ты все еще здесь? – по тону его выходило, что Силве следует находиться в другом месте.
– В чем дело? – моментально насторожился Силва. Калим взглянул на беспорядок, царящий на полках.
– Что ты делаешь?
– Хао и его команда пропали. Хочу найти записи с камер.
– Ясно… – Калим изменился в лице. – Включи монитор от камер в катакомбах.
Силва недоуменно моргнул. Калим, вздохнув, подошел к пульту и сам нажал на нужную кнопку. Силва не поверил своим глазам, когда увидел на вспыхнувшем мониторе группу людей, идущую через подземные руины. Однако когда камера выхватила во главе процессии длинноволосого подростка в белом балахоне, поверить пришлось.
– Хао, – выдохнул Силва. – И все его люди… Они на подступах к селению!
– Совсем недавно Великий Дух подал сигнал, – отозвался Калим. – Вождь предположил, что к селению приближаются участники. Он не ошибся…
Силва мрачно смотрел на монитор. Когда Хао повернулся к камере лицом и, видимо, заметив ее, снисходительно усмехнулся, Патча передернуло. Отвернувшись, он ударил по панели, и монитор погас.
– Ну что же, этого следовало ожидать, – пробормотал Силва.
– Пойдем, – позвал Калим. – Вождь объявил совещание, тебе тоже надо быть.
Силва нехотя кивнул. Большого желания присутствовать на совете он не испытывал. Легко догадаться, что обсуждать там будут скорое прибытие Хао Асакуры, и, конечно же, внимание каждого, так или иначе, обратится к Силве. Ему не привыкать, разумеется, но сейчас терпеть будет намного труднее. Как и верить в то, что он на своем месте.

Калим обнаруживал все больше скрытых способностей. Не успел Силва примириться с мыслью, что приятель довольно любопытен, как тот проявил чудеса убедительности, уговорив друга пойти на посиделки в кафе Таллима. Вот уж что Силва действительно считал сегодня лишним, так это коротать вечер с коллегами в неформальной обстановке, но Калим, коварно воспользовавшись его разобранным состоянием, уговорил «не откалываться от коллектива». Силва не успел даже посетовать на свою бесхребетность, как был затащен в «Мамэ».
Вопреки его опасениям, особого внимания к себе он не приковал, хотя разговоры, как и ожидалось, велись о Хао. Радим даже пытался организовать нечто вроде тотализатора: предлагал делать ставки на время появления компании Хао в селении. Центром же всеобщего внимания оказался Магна – наставник всех трех команд. Силве его поведение не нравилось: всегда сдержанный и невозмутимый, Магна сейчас не особо скрывал свои эмоции. Его можно было бы понять, будь то волнением, но он говорил о своих подопечных почти с гордостью, а когда произносил имя Хао, в его голосе отчетливо слышалось восхищение. Силва старался убедить себя, что ему лишь кажется: верить, что кто-то из соплеменников и тем паче судей турнира питает симпатию к Хао, он не хотел.
– Он реинкарнация Хао Патча, который похитил Великого Духа Огня, – Брон произнес это с едва уловимой укоризной: видимо, тоже был недоволен настроем Магны. Тот спокойно улыбнулся:
– Да, я видел Духа Огня. Невероятная мощь, недаром он часть Великого Духа. Чтобы контролировать его, нужна огромная сила.
– И какова сила Хао Асакуры? – нерешительно спросил Таллим из-за стойки. Силва видел, что парнишка нервничает, и хотя Таллим никогда не отличался уверенностью в себе, сейчас Силва вполне разделял его чувства.
– Думаю, она превосходит все наши вместе взятые, – серьезно ответил Магна. Таллим сглотнул, да и остальные изменились в лице.
– Надо быть начеку, – Радим озабоченно нахмурил лоб. – Уровень фурёку Хао Асакуры запределен, он владеет стихийным духом и знает секреты нашего племени. Очень рискованно.
Магна пожал плечами:
– С другой стороны, все это увеличивает его шансы стать королем шаманов. Честно говоря, я уверен, что им станет именно Хао.
– Вздор! – Силва сам не понял, как произнес это. Все головы немедленно повернулись в его сторону, и из выражений, с которыми Патчи смотрели на соплеменника, впору было составлять калейдоскоп эмоций.
Магна сдержанно усмехнулся, глядя на Силву через плечо:
– Не особо удивлен: ты всегда был пристрастен.
– Ты сейчас грешишь тем же, – твердо ответил Силва и внутренне напрягся, заметив, как сверкнули глаза Магны. Он знал, что хранитель Ветви «Вулкан» сам характером напоминает огнедышащую гору: взрывается крайне редко, но когда это происходит, последствия могут быть непредсказуемыми.
– Да, я уважаю своего подопечного, – на сей раз Магна смотрел на Силву прямо. – Что в этом дурного?
Силва, кожей чувствуя каждый взгляд, устремленный на него, решил, что идти на попятную поздно.
– Твой подопечный – предатель, совершивший преступление против нашего племени.
Таллим за стойкой сдавленно крякнул, кто-то шумно вздохнул, а из угла, где сидели Брон и Реним, донеслось бормотание. Магна изменился в лице, но тут же усмехнулся.
– Кто бы говорил, Силва. Тао Рен убил нашего Хрома, но ты не отказался быть наставником убийцы.
Силва стиснул зубы так, что челюсти свело судорогой: Магна ударил по одной из самых болезненных точек. Тот, хорошо понимая это, решил закрепить победу:
– Хром был твоим другом, не так ли? И даже больше… Аррх! – Магна с рычанием замотал в воздухе кистью и уставился на оказавшегося рядом Намари. Тот не слишком старательно изобразил озабоченность:
– Ох, прости.
– Какого… Я не просил кофе, – Магна сердито взглянул на чашку с горячим кофе, который благодаря неловкости Намари – как пить дать, притворной – плеснулся ему на руку.
– А как по мне, лучше бы ты пил кофе, чем болтать лишнее, – Намари выразительно указал взглядом на входную дверь, где стоял мрачный Нихром. Силва, будучи все еще под впечатлением от вмешательства Намари, растерянно посмотрел на мальчика. Тот словно того и ждал.
– Тао Рен не отвечает за смерть моего брата! – с вызовом произнес он. – Хром сам виноват, что оказался слабым!
В зале вновь повисла тишина. Силва сглотнул.
– Нихром, что ты такое говоришь? – выдавил он в надежде, что ослышался или неправильно истолковал слова мальчика. Нихром смотрел на него исподлобья.
– Судья турнира шаманов должен помнить о своем долге постоянно. Хром про него забыл, вот и погиб. Тао Рен тут ни при чем.
Силва открыл рот, но ничего не смог произнести и лишь с усилием покачал головой. Магна, опомнившись, примирительно улыбнулся.
– Хорошо, хорошо… Мы все выполняем волю Великого Духа и только. Извини, Нихром.
Мальчик хмуро кивнул. Проходя мимо Силвы, он бросил на него косой взгляд, чем привел того в полное замешательство. Дружа с Хромом, Силва, разумеется, знал и его младшего брата, они даже проводили иногда время втроем, и Силва не припоминал, чтобы у Нихрома были причины питать к нему неприязнь. Он вообще считал, что они неплохо ладили, поэтому ощутил некую горечь, видя, что Нихром, устроившись возле Магны, уже слегка улыбается. Когда Нихром заменил погибшего брата в Совете, Силва думал, что общая потеря их сблизит, но все сложилось совсем иначе…
Он опомнился, ощутив, как чей-то взгляд сверлит ему спину. Взгляд принадлежал Намари, и Силва подумал, что по сравнению с ним Нихром смотрел даже ласково.
– Идиот, – это он скорее прочитал по губам Пустынника, чем услышал. Намари резко развернулся и ушел за стойку. Таллим едва успел посторониться, пропуская его в кухню, и озадаченно посмотрел на Силву. Тот неопределенно пожал плечами и, спеша отделаться от возможных вопросов, прошел следом за Намари.
– Ты нарываешься на неприятности, – Намари явно ждал его. Прислонившись к стене, он скрестил руки на груди и с подобием вызова смотрел на Силву. Тот, чувствуя справедливость упрека, все же возразил:
– Ты прекрасно знаешь, кто такой Хао Асакура. Мало того, что он принимает участие в турнире шаманов, так еще один из судей поддерживает его!
– Мир многое теряет в лице такого борца за справедливость, как ты, – Намари выглядел насмешливым, но в его голосе скользили шипящие нотки. – Однако я имел в виду другие неприятности. И дело вовсе не в Магне.
Силва замер и покосился на дверной проем. В щель между занавеской и косяком был виден зал и дальний столик у стены, где совсем недавно сидели Реним и Брон. Сейчас стол пустовал.
– Догадаешься, где эти двое могут быть? – поинтересовался Намари. Силва поймал себя на том, что не чувствует беспокойства: пресытился уже волнениями, да и занимало его сейчас другое.
– Как сказал Магна, мы все выполняем волю Великого духа, – он с невольным удовольствием пронаблюдал за мелькнувшим на лице Намари замешательством – не каждый день его там увидишь.
– Что это с тобой? – протянул Пустынник. – Даже не будешь убиваться по поводу того, что вождь, возможно, признает твое поведение недостойным судьи турнира?
– Недостойным судьи турнира, – эхом повторил Силва. – Это что-то новое для любого из нас?
Его тон заставил Намари насторожиться.
– О чем ты?
– Брось, – устало отозвался Силва. – Ты все прекрасно понимаешь. Последний из десяти судей турнира…
Намари снисходительно фыркнул:
– Вот, теперь я тебя узнаю!
– В таком случае, не стоит об этом, – Силва снова покосился на зал. – Я все же думаю, что Магна странно себя ведет.
– Он болеет за своего протеже. Так же, как ты, Калим, да и другие. Судьи турнира шаманов соперничают друг с другом в вопросе, чей подопечный станет победителем. Забавно, правда? – фыркнул Намари. – Осталось только ставки делать.
Силва чуть улыбнулся:
– Ты тоже болеешь за «Гандару», разве нет?
– Нет, – не раздумывая, отрезал Намари. – Я абсолютно нейтрален, как и полагается.
– А я верю в Йо Асакуру, – серьезно сказал Силва. – С первой встречи я почувствовал в нем что-то… Силу, которая есть не у всякого. С ним было… спокойно.
– Так было с Хромом?
Силва застыл.
– Причем тут Хром? – пробормотал он. В глазах Намари он увидел некое абсолютно новое выражение.
– Знаешь, в чем твоя проблема, Силва? Банально прозвучит, но ты привык жить прошлым.
– Мы судьи турнира шаманов и стражи Звездного Святилища, – Силва чувствовал себя школьником, отвечающим зазубренный урок. – Наше будущее предрешено…
– Поэтому ты и вцепился в свое прошлое? – перебил его Намари; теперь он явно терял терпение. – Ты залез в него с головой и не видишь, что происходит вокруг тебя здесь и сейчас. В итоге ведешь себя по-дурацки, но даже этого ты не хочешь видеть.
– Ты… Что на тебя нашло? – Силва не верил ушам: «абсолютно нейтральный» Намари дал волю эмоциям. Пустынник ехидно прищурился.
– Ты недооцениваешь даже свое умение выводить из себя. Знаешь, что я тебе скажу, Силва? Твой моральный мазохизм переходит всякие границы. Позволь узнать, ты уже считаешь себя виноватым в смерти Хрома или еще только на пути к этому?
– Не впутывай Хрома! – резко бросил Силва. Намари с вызовом вскинул голову:
– Я не прав?
Силва сжал кулаки и отвернулся.
– Не хочу это обсуждать, – глухо проговорил он, мысленно ругая себя за позорную капитуляцию.
– Для меня это тоже не самая занятная тема, – хмыкнул Намари. – Хотя советую все же извлечь из нее какой-то урок: в другой раз у меня под рукой может не оказаться горячего кофе.
Слыша удаляющиеся шаги за спиной, Силва тяжело вздохнул и ударил кулаком по стене.

Ночью он проснулся от пронзившего тело ощущения: неслышимый голос вибрировал в каждой клетке, наполняя сердце смесью неясной тревоги и непонятного торжества. Силва узнал голос Великого Духа, и без того нестойкий сон выветрился из головы начисто. Не находя себе места, Силва вышел из дома. Улица не пустовала: здесь были и члены совета, и шаманы из «Гандары». Одни переговаривались между собой, другие, наоборот, выглядели отрешенными, но взгляды всех, так или иначе, обращались в одну сторону. Силва уже догадывался, в чем дело, но внутри все сжалось, когда он увидел одинокую фигуру на том самом холме, куда сам любил приходить. Хао сидел там, опираясь рукой на согнутую в колене ногу, и смотрел на Великого Духа. Силва не мог рассмотреть его лицо, но готов был поклясться, что Асакура улыбается – безмятежно и уверенно, той самой улыбкой, которую Силва часто видел на фоне корчащихся в пламени тел. Здесь же, в родном селении, в свете Великого Духа и на месте, которое Силва давно считал своим, эта улыбка была вдвойне ненавистна.
– Ты же не думаешь напасть? – настороженный голос Серебряного Крыла привел Силву в себя. Ощутив напряжение, которым свело все тело, он понял беспокойство хранителя.
– Нет… Нет, разумеется. Это просто…
– Его сила тебя не подавила, – раздался женский голос за спиной. Оглянувшись, Силва увидел Сати.
– Сила не подавила? – переспросил он. – Что вы хотите сказать, госпожа Сати?
– Сила Хао вызвала волнение у Великого Духа, что говорить о шаманах, – ответила Сати, внимательно глядя на Патча. – Перед ней склонились многие, в том числе и судьи турнира.
Силве ее слова не понравились: выходит, даже участники турнира в курсе. Если это подорвет авторитет Совета… Тихий смех Сати прервал его смятенные размышления.
– Шаманы, Патчи, судьи турнира – все мы люди по своей природе, – она едва заметно улыбнулась. – И, как и у людей, зло способно захватывать наши души, заражая их страхом, гневом или печалью. Именно так сила Хао и подчиняет себе.
Силва плотно сжал губы, вперив взгляд в фигуру сидящего на холме юноши. Свет Великого Духа бросал на нее бледные блики, словно выдергивая из сумрака.
– Значит… У него будет еще больше сторонников, – проговорил Силва. Сати задумчиво кивнула головой.
– Их уже стало больше. Однако, будучи шаманами, мы знаем, что истинная сила кроется в нашей душе. Ты из тех, кто не позволит управлять собой.
Силва невесело усмехнулся:
– Госпожа Сати, вы говорите с тем, чьей судьбой Хао управлял еще до рождения.
– Возможно, ты просто веришь в это, – отозвалась Сати. – Впрочем, иногда даже для того, чтобы познать самого себя, надо пройти долгий путь. Турнир шаманов – испытание не только для его участников, верно?
– Я хочу спросить у вас, – Силва не стал отвечать на вопрос – было ясно, что Сати и без того хорошо знает ответ. – Для чего вы участвуете в турнире?
Глаза Сати наполнились мягким светом.
– Нам неважно, победим ли мы или кто другой, – просто сказала она. – Мы всего-навсего хотим спасти этот мир.
Силва не нашелся, что ответить на это, но весь остаток ночи он размышлял о разговоре с Сати. Кое-что его настораживало, что-то – смущало, но не верить ей Силва не мог, а главное – понимал, что вольно или невольно, но он на ее стороне.

– Команда Хао куда слабее его самого – еще не очнулись, – поделился наблюдением Калим, когда утром он и Силва встретились в кафе Таллима за традиционной утренней чашкой кофе. Сам Таллим, разливая напиток, с любопытством спросил:
– А где сам Хао?
– Не видел его с ночи, – ответил Калим. – Магна говорит, что он любит уединение.
– Оно и к лучшему, – пробормотал Таллим. – Не хотелось бы с ним часто встречаться…
Силва посмотрел на него.
– Ты боишься?
– Да не то чтобы… – Таллим неловко засмеялся и придвинул друзьям чашки. – Но согласись, его сила потрясает. Сегодня все немного не в себе из-за нее. Намари даже ресторан до сих пор не открыл, – он кивком головы указал на окна, в которых виднелся расположенный через дорогу ресторан. Силва нахмурился и встал со стула.
– Пойду проверю…
– А кофе? – Таллим с досадой посмотрел ему вслед. – Так бы и сказал, что не будешь пить!
Калим усмехнулся и придвинул чашку Силвы к себе:
– Ладно, я выпью, чтобы твой трофей не пропал.
Несмотря на табличку «Закрыто» на дверях, они оказались не запертыми. Силва окинул взглядом пустой зал, где стулья были составлены на столы, и прошел в его конец, в кабинет управляющего. Намари отыскался именно там: сидя за столом, теребил какие-то бумаги, но, судя по отсутствующему взгляду, думал вовсе не о них. На звук открывшейся двери он поднял голову, на лице мелькнуло удивление.
– Ты настолько голоден, что пришел сюда спозаранку?
– Вообще-то, скоро полдень, – тон Намари не задел Силву и даже почти обрадовал: раз язвит, значит, в относительном порядке. – А ты почему до сих пор не открылся?
– У меня работа с документами, – Намари помахал пачкой каких-то квитанций. – Надо же иногда и канцелярией заниматься.
Силва подошел к столу и оперся на него руками.
– Это из-за Хао? – прямо спросил он. Намари метнул в него косой взгляд и криво усмехнулся.
– Ломаешь стереотипы, Силва. Я думал, это мне придется проводить для тебя терапию.
– Я говорил с Сати, – Силва пропустил остроту мимо ушей. Намари при имени своей подопечной слегка изменился в лице.
– Вот оно как. Вижу, она произвела на тебя впечатление.
– Это и неудивительно, – Силва не удержался от улыбки. – Пожалуй, я соглашусь с тобой: она достойна трона короля шаманов.
Намари покачал головой, глядя куда-то в сторону:
– Не думаю, что это случится. Королем станет Хао Асакура.
От неожиданности Силва замер с приоткрытым ртом. Намари взглянул на него:
– Что? Ты же не будешь отрицать это, особенно теперь.
– Что ты… – выдавил Силва, все еще надеясь, что это очередная своеобразная шутка. И, словно в отрицание, в голове зазвучали слова Сати, которые теперь обрели горькую ясность.
– Ты тоже переметнулся на сторону Хао? – Силва с трудом сумел не повысить голос и лишь изо всех сил сжал пальцами край стола.
– Я придерживаюсь нейтралитета, – голос Намари прозвучал холодно и почему-то показался далеким. – И это не мешает мне судить объективно, – встав с места, он подошел к окну и отдернул штору. Бледный свет влился в комнату, мешаясь с тенями внутри нее.
– Я не верил Магне, – Намари говорил ровно, но в его голосе без труда слышалось напряжение. – Мы все пристрастны, хотим того или нет, а Магна даже не пытался этого скрывать. Но теперь я понимаю, что он был прав. Сила Хао Асакуры вызвала отклик даже у Великого Духа. Ее никто не сможет превозмочь.
– Выходит, ты поддался, – глухо проговорил Силва. Намари резко оглянулся, его глаза вспыхнули раздражением.
– Я не принимаю чью-либо сторону, но и отрицать очевидное не собираюсь. Сила Хао – это сила будущего короля шаманов. Кто может ей противосто… – он удивленно уставился на неожиданно оказавшегося рядом Силву.
– Ты заблуждаешься, считая силу Хао абсолютной, – произнес тот, глядя в расширившиеся светлые глаза. – Даже ее можно победить, если душа будет достаточно сильной. Как шаман, ты не можешь этого не знать.
Намари прищурился:
– Наконец-то я тебя узнаю. На очереди морализаторские лекции?
Еще вчера Силва наверняка не сумел бы справиться с собой при этих словах, но сегодня он даже не изменился в лице.
– Нет. Во всяком случае, сейчас я здесь не для этого.
– Так для чего же? – Намари приподнял бровь. Силва внезапно обхватил его руками, крепко прижав к себе. От неожиданности Намари шумно выдохнул.
– Вчера мы не договорили, – Силва стиснул его плечи, хотя Намари не пытался вырываться. – Что касается Хрома, дело не в том, что я не могу смириться с его смертью. Дело в том, что, когда Хром был рядом, я знал, что я один из судей турнира и сумею справиться с этой ролью.
– Значит, ищешь ему замену? – Намари толкнул его в грудь и отстранился.
– Нет, сегодня я наконец-то понял, что могу двигаться вперед даже теперь, – Силва чуть улыбнулся. – Но я все же хочу знать, что буду не один.
– Хм… Я подумаю над этим, – Намари не сумел как следует замаскировать свое замешательство. Силва мысленно поздравил себя с маленькой победой, но его мысли прервал писк мобильного оракула на руке. Откинув рукав, он вгляделся в монитор, и его лицо просветлело.
– К слову, о противостоянии с Хао. К селению приближается еще одна группа, так что я пойду готовиться, – Силва подошел к двери, но возле нее оглянулся. – Тебе лучше открыть ресторан: когда участники очнутся, для них не лишним будет банановый суп.
– Удивляюсь, как от него до сих пор никто не впал обратно в кому, – иронично протянул Намари. Силва промолчал, но, идя к выходу из ресторана, улыбался, а на улице смело взглянул на Великого Духа. Впервые сердце не дрогнуло, и Силва вздохнул полной грудью, словно сбросил тяжелый груз. Возможно, ему только показалось, что из сонма духов на него смотрят, но он улыбнулся ему и, развернувшись, пошел по улице. Турнир шаманов еще даже не начался, а вопросов и проблем становилось все больше, но сейчас для Силвы было важно одно: он наконец-то получил свое благословление.
Сообщения отсутствуют.
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009