Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: HaoLynn 
e-mail: carmalin@rambler.ru
Название: Марионетка
Рейтинг: PG-15
Жанр: яой, angst и OOC
Персонажи/Пейринг: Хао/Йо
Disclamer: От прав отказываюсь. Мой только вымысел
Правила размещения: стучите ко мне и спрашивайте
Summary: Неожиданный поворот. Раскрываются тайны
Бета: Сес
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (27 посетителей)

Мне надоело...
Море. Спокойное, безмятежное, убаюкивающее своими нежными бликами на солнце, принося в сознание покой. Мягкие порывы ветерка ласкают щеки приятной прохладой. Всплески волн усмиряют мятежный дух разыгравшегося прибоя. Каждый вдох свежего воздуха приносит легкость в сознание. А выдох сопровождается безмолвным стоном души, отягощенной невыносимой ношей.
Он стоял на пустынном берегу совсем один, увязая в мягком податливом песке, как в своих мыслях. Кто я? Что я? Для чего существую? Для чего живу, для чего пришел на этот свет? В чем смысл моей короткой, зыбкой, взбалмошной, ненормальной жизни? Что я делаю, в конце концов?
Он глядел в спокойное, тихое море, всматриваясь в дали беззаботно-голубого горизонта. В его агатовых глазах мелькали блики полуденного солнца, озаряя темные уголки пустой души. Ветерок шаловливо развевал длинные блестящие волосы: пряди то отражались на солнце насыщенным каштаном, то поглощали свет темной смолью, то лоснились нежным светло-ореховым, то горели буйным рыжим. Взгляд, наполненный усталой печалью, лениво провожал чаек на небе. Тяжелые одежды тяготили тоскою долгих лет. Обувь повидала множество бесконечных дорог, светлой пылью прошлого осевших на ботинках. Руки, не раз орошаемые чужой кровью, огрубели со временем. За те долгие дни, месяцы, года, стали еще жестче и тверже, хватка невольно все с каждым разом становилась все крепче. Все беспощадней и безжалостнее... Затянулись ядовитые раны со дня первого убийства, давшегося с таким трудом, с такой болью, с такой скорбью и пыткой. Но шрам остался. Остался след. Хоть с каждым разом было не так больно убивать, сердце медленно увядало, погружалось в пропасть. Притупилось чувство жалости и милосердия... Но... Все равно тяжко. И зачем, зачем это нужно? Сколько можно? Сколько можно убивать? Сколько можно быть игрушкой в чужих руках? Сколько еще?
Я принес этому миру столько страданий. Столько боли. Своими собственными руками. Но ими управлял не я. Эта сила – не моя, чужая. И этот дар, и этот дух, и безжалостность. Это не мое. Я не принадлежу себе. У меня нет ничего своего. Я... я марионетка, кукла, тряпка – вот моя истинная сущность. Я раб. Раб поневоле, с самого рождения – слуга. Всю свою жизнь. Всю свою жизнь я пресмыкался перед Ним, боялся его, выполнял все его приказы. Всю жизнь играл из себя человека. Я не тот, за кого меня принимают. Я приманка. Ловушка, обманка, лживая маска... Лишь отражение, такое схожее с Ним внешне, и такое отличное внутри. Я тот, кем все видят Его – моего Господина, моего Хозяина, моего брата...
Тяжелые размышления были прерваны звуками тихих шагов по песчаному берегу. Хао ощутил спиной чужое присутствие, чей-то внимательный взгляд.
- Йо? – надломленным голосом спросил Хао, разомкнув засохшие губы. Слова, давно выученные наизусть, так и вертелись на языке, и он едва сдерживался, чтобы не произнести их сейчас же.
- Ты, кажется, хотел поговорить? – со смехом поинтересовался брат, остановившись в двух шагах.
- Да, - еще тише ответил юноша, тяжело дыша. Такой долгожданный разговор.
- Ну, я слушаю. Что, не справляешься с Духом? Я прав?
- Мне... мне надоело, Йо, - прошептал Хао. Его голос утонул в шуме прибоя, в криках чаек.
Молчание застыло в соленом морском воздухе. Напряженное, сводящее с ума.
- Повтори, - строже произнес Йо, резко разворачивая брата к себе лицом, - Что ты сказал?
- Мне надоело...
Хао затравленно посмотрел в глаза брата - в такие же иссиня-черные дыры, поглощающие, пугающие. Готовые поглотить без остатка. Только он видел эти глаза. Никто больше не знал о них– так искусно мог скрывать Йо свои эмоции. Но когда никого нет, когда нет его так называемых «друзей», брат давал волю чувствам, выпускал эти ужасающие глаза.
- Надоело? Надоело? Что ж тебе надоело?- сверля брата взглядом, произнес Йо.
- Я... Не могу больше притворяться, лгать всем. Я...не могу больше изображать Тебя. Мне надоело играть... – путаясь в словах, в мыслях, Хао тонул в глазах брата. Ожидал его реакции, содрогаясь всем телом.
- Надоело играть?! Значит, жить, дышать, ощущать тепло солнца - тоже? Тебе и это надоело?! – бушевал брат, пронзая безумством.
- Но...
- Я создал тебя. Могу так же и избавиться! Слышишь! Я сделал тебя человеком. Это твоя плата за жизнь. Или она тоже тебе надоела?!
- Нет... но...
- Но что?!
- Сколько можно убивать? Сколько можно лгать? Утаивать? Терпеть? Сколько?! – крик Хао замер в воздухе. Застыл на губах, глазах и памяти.
- Замолчи!
Пощечина. Боль. Кровь. Удар головой. Тьма. Хао прикрыл глаза, прижавшись щекой к мягкому песку. Солоноватый привкус железа на губах.
- Йо...
Хао хрипел, скорчившись в комок. Нет ответа.
- Йо...
Пустота....
- Асаха...
Йо взглянул на лежащего на земле брата – близнеца. Такого похожего на него самого. То же лицо, те же глаза, те губы и тонкие черты. Они были почти одинаковыми. Как и пятнадцать лет назад... Когда родились на этот свет. Когда должен был умереть один из них... Все было обманом. Я обманул их всех. Надул, одурачил, провел их всех. До единого. Первым родился Хао... Какими они все оказались наивными, подумав, что в нем возродился Великий дух Асахи Асакура. В первом близнеце. Дураки. Какие же они дураки... Хао лишь игрушка. Моя слабая тень. Тот, каким вы видите сейчас меня. Но все-таки он сейчас мне нужен...
- Асаха... – через приоткрытые веки Хао еле различал его силуэт.
- Прости меня, - звучит прямо над ухом, - я не хотел,
Влажная пелена перед глазами затуманивает видимость, мешая Хао видеть брата. Такого жестокого, такого беспощадного, такого лицемерного, но родного. Только за это он прощал ему все, терпел его выходки, исполнял приказы.
Объятия. Крепкие, надежные объятия. Никогда не отпустят. Ради этого он живет. Ради этих объятий.
- Прости.
- Йо... я... сколько еще... не могу... сколько еще играть, Йо? Сколько? Сколько?
- Потерпи. Осталось совсем немного. Пара недель. И все. Потерпи...
- Столько лет... Йо... я терпел столько лет... я хочу забыться...
- Потерпи еще немного. Ты скоро все забудешь. Как страшный сон. Все будет хорошо. Я обещаю.
Йо провел рукой по мягким длинным волосам, зарываясь в них пальцами, перебирая прядки. Милый брат. Такой беззащитный в моих руках. Маленький, нежный, доверчивый. И все это в моих руках.
- И только? – Хао наивно взглянул в глаза Йо.
- И только. Осталось сыграть последнюю сцену в затянувшейся пьесе.
- А дальше? Занавес?
- Вступление. В новый мир. Ты же сам все знаешь.
Хао улыбнулся краем рта. Конечно, он знает. Устал уже повторять это при каждой продуманной заранее сцене. При каждом показном выступлении на публику. Конечно, не без помощи Йо, его силы, подпитки и игры, он производил впечатляющий эффект на остальных. Чего Йо и добивался.
- О, сюда идут мои... «друзья» - произнес Йо с неприязнью, делая ударение на последнее слово. Хао обернулся, увидав издали небольшую толпу людей.
- Ну, давай, Хао, изобрази, что ты на меня напал, - усмехнулся Йо, вставая с земли и приподнимая брата за руки.
Хао вздохнул. Все как всегда. Жить в лицемерии и лжи – его удел до конца дней... Только ради тебя Йо. Ради тебя, брат. Я – твоя живая марионетка. Только ради тебя.
**

- Где же мастер Йо? – в который раз за этот час спросил Рио, нагоняя остальных, - Я обрыскал все пещеры, но так его и не нашел...
- Мы тоже, как видишь, - раздраженно ответил Рен, нервно сжимая в руке гуандао. Они уже целый день не могли найти Йо. Тао начал беспокоиться за своего лучшего друга. Все-таки в последнее время он стал каким-то... странным, что ли. И еще этот Хао радует вновь и вновь своими появлениями в деревне Доби...
Рен встряхнул головой, отгоняя дурные мысли. Нет, лучше об этом не думать.
- Вот он! – раздался громогласный вопль Хоро, - Ага!
Рен поднял глаза. Над маленьким, скорчившимся от боли и страха тельцем друга нависла такая знакомая, ненавистная фигура. Хао. Несомненно, он. Со своей фирменной ухмылочкой.
- На мастера Йо напал Хао! – взвизгнул Рио, выбегая вперед, - Мастер Йо-о-о!
И компания бросилась спасать друга...


Искушение
Хао провел ладонью по окровавленной щеке. Каждое прикосновение отдавало болью. Раны от разгоряченного гуандао беспощадно сочились ярко-красной жидкостью, а колкий холод льда удивительно обжигал. Спина исполосована стальными когтями ягуара. Тяжко далась ему эта очередная встреча... Тяжко. Количество фуреку этих шаманов росло с неимоверной скоростью - с каждым днем, с каждой схваткой. Даже силы, подаренной его братом, не хватало для борьбы. И Дух Огня не желал долгое время находиться без хозяина. Иногда Хао становилось страшно смотреть на это мерцающее создание кроваво-красного цвета. У него возникало ощущение, что беспощадный, испепеляющий огонь поглотит и его, уничтожит, сожжет дотла. Не оставит ничего. Ни капли жизни. И дух чувствовал его страх. Кажется, что только сила Йо удерживает это чудовище...
- Черт!
Его словно вновь полоснуло яростным лезвием алебарды. Придерживаясь за ствол высохшего деревца, Хао чуть привстал. Он старался не опираться на правую ногу. Кажется, что-то было вывихнуто. Прикусив губу, он медленно побрел в сторону ручья, пробираясь через заросли кустов и реденьких деревьев. Солнце почти оставило края небосвода, погружая лес в сумерки. Постепенно затихало пение птиц, природа замерла в ожидании очередной ночи. Трава уныло серела на глинистой земле, листья и ветки жалобно шуршали. Вдалеке - приглушенное журчание речушки.
Боль в ноге делалась все нестерпимее, каждый шаг давался с трудом, становясь мучительной пыткой. Хао приваливался к крепким стволам, как мог,, держался за них. Сердце все еще трепетало, билось в груди, как в клетке. Все еще не успокоилось после той стычки. Он прислушивался к его частому биению, слегка прикрыв глаза. Хао качало. Стук. Стук. Стук. В такт сердцу пульсировали мысли. Отголоски фраз.
- Скоро. Скоро. Скоро. Потрепи...
«Потерпи... Сколько мне еще терпеть. Пара недель. Всего лишь пара недель. Я ждал пятнадцать лет. Так почему эти дни мне кажутся вечностью? Словно и не было этих пятнадцати лет. Словно это был сон...»
Нога беспощадно ныла. Надо же было в этот раз так упасть. Надо же было в этот раз позволить им свалить себя. Черт бы их всех побрал...
Шум воды все ближе. Осталось совсем немного.
Сделав пару пробных шагов без поддержки, Хао рванул через заросли репейника. Он вышел на открытый песчаный бережок у мелкой реки. Ноги уже не слушались и он упал на колени. Но нужно было добраться до воды. Нужно. Он пополз. Сухой песок, похожий на пыль, забивался под одежду, смешиваясь с кровью. Но нужно было ползти дальше. Нужно было промыть раны.
Последнее усилие и на водной поверхности отражается лицо. Прищурившись, Хао вгляделся в него. Как он изменился за эти месяцы. Сильно. Многочисленные царапины, на щеке устрашающе чернеет запекшаяся кровь. И грязь. Много грязи. По всему телу, на лице, на руках. Даже в душе и то – грязь. Которую уже не смоешь. Никогда. Ни чем.
Он провел рукой по подбородку. Отражение в воде проделало то же самое. Ощутил кожей прикосновение. Нет, все равно не мое лицо. Не верю. Я не такой. Я не должен быть таким. Не должен.
«Впавшие щеки, потухшие глаза, высохшие губы, многочисленные шрамы – я не должен был быть таким. Притворяться, играть, пресмыкаться, убивать, причинять и получать боль – я не должен был быть таким... Но почему то, что я сейчас вижу – это Я? Почему? Почему это не иллюзия, почему не сон? Почему...
А я, кажется, знаю ответ. Давно его знаю. Только боюсь признавать, тем более говорить вслух. Боюсь просто упоминать об этом. Боюсь думать. Но, все же, невольно вспоминаю. Как и вспоминал о тех далеких мыслях, коими грезил в детстве. Когда был еще мальчишкой. Я помню эти грезы. Я мечтал о родителях. Да, я это помню... Мечтал об обычном доме, где жил бы с семьей, где провел бы свое детство, где были бы родители. Отец и мать. Я их не помню, но в голове всегда возникали образы. Мечтал, чтобы у меня было много-много родственников. Даже придумывал им имена. И когда было особенно плохо и грустно, то мысленно обращался к ним. И все бы у меня это было... Если бы...
Если бы... Пустые слова. Слова несбывшихся надежд. Слова бездарных мечтателей. Кажется, постепенно в него и превращаюсь. Какой же я был наивный тогда. Слишком наивный для этой реальности. И слабый. И ты знал это. Ты пришел. Ты изменил меня. Изменил мою жизнь. Это все ты...
Звучит как укор. Наверное. Даже не знаю, корить ли тебя за то, чего никогда и не было? Корить ли тебя за то, что все было не так, как я мечтал?.. Упрекать тебя за то, что изменил всю мою жизнь? Заранее. Сразу после моего рождения. Сломал или создал – не знаю, но точно изменил.
Сломал... Создал... Никогда не мог определиться, что именно. Может все одновременно. Разрушил мечты, разрушил мои грезы, разрушил мою свободу. Испепелил. Но всегда на смену уходящему приходит что-то новое. И что-то ведь пришло. Что-то непонятное и неопределенное. Не знаю. После стольких лет покорности между нами возникло нечто... какая-то странная связь. Подчиняться твоим приказам, исполнять твою волю – я уже давно привык и воспринимаю это как обычное явление. Не пытаюсь сопротивляться. Может... не хочу? Не хочу противиться этой связи. Моя слабость. Мои нити. И ты как кукловод управляешь мной, пользуешься этой связью. И ты знаешь, что я всегда подчинюсь, Йо. Ты знаешь. Ты знаешь, что дорожу этой приносящей боль и странное наслаждение связью. И еще больше опутываешь ею. Ты знаешь, что я никогда не уйду. Что бы ты ни сделал...
А делал ты многое. Заставлял меня. Принуждал. Заставлял убивать. Заставлял причинять боль. Заставлял выжигать целые деревни. А мне было больно. Больно убивать. Словно я чувствовал боль твоих жертв. Да, именно твоих жертв. Я лишь оружие, которым управляешь ты. Это твои глаза порождали огонь, это твои руки стальной хваткой сжимались на чьей-либо шее, это ты был мною. Точнее я тобой. Но я не смею ничего сказать, потому что боюсь тебя. Боюсь сгореть в пламени твоих глаз, в пламени скрытого от остальных огня, боюсь потерять эту странную связь. Боюсь потерять твою власть надо мной. Да, я тряпка. Да, я ничтожество. Но мне, кажется, это нравится. Мне нравится быть ничтожеством, мне нравится пресмыкаться. Ведь то, что я получаю взамен от тебя намного ценнее моей покорности, моей души и жизни... Ведь это...»
- Ах ты... – резкая боль в ноге заставляет очнуться от мыслей. Наградив ее фонтаном скверных и очень скверных выражений, Хао зачерпнул рукой ледяную воду и ополоснул лицо. Грязная, смешанная с кровью вода медленно стекала на шею по подбородку. А с ней стекали остатки тех тяжелых мыслей. Боль медленно утихала, все притупляясь с каждой минутой. Хао вновь взглянул на свое отражение в воде, покрывшееся мелкой рябью. Вновь взглянул в свое лицо.
« Один из твоих подарков, Йо. Эти крупные красивые серьги с изображением звезды. Звезды Единства. Звезды моего повиновения. Всегда осознавал, как они мне дороги. И так ненавистны. Сколько раз в порыве ярости хотелось сорвать их и выкинуть, растоптать, разломать. Словно с этим я разрушил бы твою власть. Но всегда меня что-то останавливало. Что-то мгновенное, быстрое и яркое, как вспышка молнии. Это заставляло меня одуматься. Вспышка. Вспышка из твоих глаз. Такая сильная, такая яркая. И видел ее только я. Только я видел этот маниакальный блеск, только я видел ярость и необузданность твоих глаз. Их разрушительность. Их огонь. Пустые глаза цвета агата. Как и мои. Но они все же другие, непохожие. Завораживающие. Манящие...
Никогда не мог без волнения смотреть тебе прямо в глаза. Может это инстинктивно, может это где-то далеко в подсознании, но я не могу спокойно смотреть так. Боюсь быть поглощенным огнем, боюсь раствориться в желании, неправильном, непристойном. Желании служить. Сделать все, что ты хочешь. Все. Боюсь потерять остатки самообладания. Ты и так знаешь, что слабак, но чтобы вот так упасть...»
Издалека долетает шелест и возмущенное шуршание листьев. Хао резко обернулся. Страх стальной хваткой сдавил горло. Никто не должен его сейчас увидеть. Никто из шаманов. Когда он так слаб. Поднимут тревогу. А дальше вообще думать не хочется...
Он начал нервно озираться. Нет даже места, где спрятаться. Тем временем шелест и треск становился громче, ближе, возмущенней. Кто-то явно шел напролом. Кто-то явно знал, где он сейчас находится. Хао лихорадочно перебирал мысли. Некуда бежать. Хотя как он сейчас убежит с такой ногой?
Шум все громче. Ладно, попытка не пытка. Хао резко приподнялся. Режущая боль в ноге заставляет вскрикнуть. Нет, в этом случае попытка становится пыткой. Он упал и беспомощно заозирался по сторонам. Все. Бежать уже точно некуда. Конец.
- Не бойся – это я, - доносится знакомый, хрипловатый мальчишеский голос. Секунда, и из кустов выходит Йо.
Облегченный выдох. Не успел Хао ничего сказать, как вдруг почувствовал, что голова отяжелела. Тяготила куда-то вниз, вниз, вниз... В темноту. Дальше, уносило все дальше...

Медленно, словно нехотя, темнота отпускала из своих цепких объятий его разум. Свет, звуки, память возвращали в реальность толчками, выбивая в голове волны притупившейся боли. Да, голова словно трещит по швам. До сих пор остается неприятное ощущение тяжести. Даже нет желания открывать глаза, а хочется погрузиться дальше в беспокойную дрему. Но шорохи и давление пристального, выжидательного взгляда заставляют проснуться.
Хао открыл глаза. Было темно - настолько, что он в начале даже не понял, где находится. Попривыкнув к темноте, он различил как сквозь густую крону деревьев пробивается едва уловимый слепой свет луны. В полутьме Хао увидел фигуру брата, очерченную серебром.
- Йо? – разомкнув высохшие губы, прохрипел Хао, невольно щурясь.
- Привет. Надеюсь, ты чувствуешь себя лучше, - спокойный ответ.
- Я тоже надеюсь.
Хао сел на земле и машинально прикоснулся ладонью к поврежденной щеке. Вместо кровавого шрама там остался всего лишь легкий рубец. Он уже догадывался, чья это работа.
- Спасибо, - он снова хрипит, потирая шею.
- Да не за что.
- Ммм... Но... где мы?
- В Тайном лесу.
- Ну, а... Ч-что? Неужели ты...
- Тише. Я сейчас все объясню, - Хао внимательно наблюдает, как брат садится на землю рядом с ним. Пристально глядит в глаза.
- Надо поговорить, Хао.
**
«...Зачем, зачем я оставил тебя тогда одного? Зачем?! Черт, где ты? Единственная мысль пульсирует в голове. Не нужно было, не нужно! Оставил тебя одного на растерзание этим кровожадным придуркам. Как мог! Как мог забыть, что ты остался совсем без подпитки, когда их пятеро! Пятеро на одного! Черт, черт, черт!
Беспокойно мечусь среди зарослей. Высохшие, колкие семена репейника цепляются за волосы, одежду, царапают кожу – неважно. Уже прошло больше часа. Тебя все нет. Меня захлестывают волны отчаяния. Да, впервые, наверное, переживаю так сильно из-за кого-то. Лишь бы не поддаться панике. Лишь бы. Лишь бы. Лишь бы ты был жив.
Слышу тихий шорох и редкие стоны. Иду напролом прямо туда. Сердце забилось быстрее. «Жив, жив, жив!» - глухо пульсировало сознание. Жив!
Выхожу. Да, ты жив. Весь в ранах и крови, но жив.
- Не бойся – это я... - конец фразы обрывается, когда ты со стоном оседаешь на землю.
Резко подбегаю к тебе, переворачиваю лицом вверх. Обеспокоено беру твою руку, пытаюсь нащупать пульс. Слава богу, слабый, но есть...

Не помню, что я делал, пытаясь привести тебя в сознание. Словно выпало из памяти. Слабо припоминаю мои лихорадочные попытки остановить кровь и вылечить шрамы. Не знаю почему, но впервые я поступал так необдуманно. Словно не изучал целебную магию. Стыдно даже. Никогда не позволял панике завладеть собой. Но после того случая делаю вывод, что начинаю ослабевать под натиском этого непостоянного мира. Воля эмоций. Никогда нельзя им доверять. Все безумства совершались из-за эмоций и чувств. Нельзя давать им овладевать собой. Нельзя.
Перенес нас в Тайный лес, в самое глухое место. Подальше от всех. Подальше от деревни. Чтобы никто нас не видел. Убедившись, что твоей жизни ничего не угрожает, устроил поудобней на траве, а сам принялся «дежурить» рядом. Встал напротив тебя. В свете луны твое лицо кажется бледным, осунувшимся. Волосы отливают каким-то синеватым блеском...

...Не знаю, что заставляет меня причинять тебе боль. Не знаю. Я понимаю, каким ты был слабым, невинным и беззащитным, но какое-то странное чувство заставляет меня вновь и вновь причинять тебе страдания. Физические, душевные – неважно. За столько лет ты почувствовал всю горечь неистовой боли. Я знаю, как ты терзался. Знаю, о чем ты мечтал. О чем ты грезил. Хотел тебя пожалеть, но не мог. Хотел проронить хоть слезинку сострадания, но вместо этого слезы лил ты. Что же меня заставляет бросать тебя на произвол судьбы? Какое-то ненормальное, маниакальное желание. Наверное, я садист. Даже не наверное, а точно.
Садист. И мне это нравится. Нравится терзать тебя, нравится управлять. Нравится читать в твоих глазах благоговейный страх и полную покорность. Нравится. Наверное, я зависим от тебя. Нигде я не найду покорней игрушки, чем ты. И боюсь тебя потерять. Потерять свою верную, покорную, чувственную куклу.
Но это ли достаточное объяснение тому необузданному, грязному желанию владеть? Именно, владеть тобой. Владеть не только душой, но и телом. Иногда еле сдерживаюсь, чтобы не забыться в порыве страсти. Но дело не только в этом. Замечаю, что мое желание со временем переросло в некое подобие противоречащей моей натуре нежности. Привязанности. Да, я привязан к тебе – и я этого не скрываю. Может, это во мне проснулись братские чувства? Не знаю. Уже точно ничего не знаю. И зачем вообще знать...
Вновь оглядываю тебя. Ты уже перевернулся на живот. Штаны сползли немного ниже, приоткрывая низ поясницы. Наверное, когда я тебя волок по земле, ремень отстегнулся. Черт, боюсь с собой не совладать. Черт...
Решаю прикрыть тебя твоим же плащом. Опускаюсь рядом на колени, чтобы прикрыть сие соблазнительное зрелище тканью. Ворочаешься во сне. Вновь перевернулся на спину. Что-то несвязно бормочешь:
- Нет... не уходи...
Замираю с плащом в руках. Прислушиваюсь. Ты же, во сне, хватаешь меня за край рубашки, сжимаешь так сильно, что не могу отцепиться.
- Не отпускай меня... – умоляюще произносишь во сне, - Прошу, не отпускай...
Разжимаешь пальцы и затихаешь. Наверное, потом ничего не вспомнишь.
**
Наконец, ты проснулся. Открываешь глаза, непонимающе оглядываешься. Да, ты точно ничего не помнишь.
- Йо?
- Привет. Надеюсь, ты чувствуешь себя лучше, - стараюсь говорить ровно, но кажется не выходит.
- Я тоже надеюсь, - проводишь рукой по щеке. Молчишь. Догадываешься, - Спасибо.
- Да не за что.
- Ммм... Но... где мы?
- В Тайном лесу.
- Ну, а... Ч-что? Неужели ты... – твой голос от удивления повышается, а ты даже и этого не замечаешь.
- Тише. Я сейчас все объясню, - сажусь рядом с тобой. Так тяжело сказать эти слова. Но уже пора бы. Скоро должно прийти время, - Надо поговорить, Хао.
Молчание. Сидишь, не понимая, и лишь пристально разглядываешь меня.
- Йо, если ты из-за сегодняшнего, то я все...- отводишь взгляд в сторону.
- Нет, Хао, я не про это.
Непонимающе глядишь в глаза. Боже, не думал, что будет так тяжело сказать. Но я должен.
- Хао, все случится завтра, - мои слова звучат как приговор. Приговор самому себе. Приговор для тебя. Но почему? Почему у меня такое ощущение?
- Как?.. Но ты же говорил...
- Я помню, что я говорил. Все должно случиться завтра, понимаешь?
Открываешь рот, чтобы что-то сказать, но я тебя не слышу:
- Я знаю, что ты еще не готов. Но ты должен. Мы должны.
- Но я...
- И все закончится, слышишь, закончится. Раз и навсегда, - делаю на этих словах ударение, - Я думал, что ты будешь этому рад.
Беру за подбородок и медленно разворачиваю к себе. Ты выглядишь печальным. Но пытаешься делать вид, что это не так.
- Да, конечно, я рад...
Нечаянно касаюсь твоей ладони и чуть сжимаю ее, поглаживаю шершавую кожу. Нет, я забылся. Одергиваю руку. Неловкое молчание. Не знаю почему, но потерял дар речи. Хочу что-то сказать, хоть как-то заполнить эту пустоту, но не могу найти подходящих слов. Не могу связать их воедино. Остается лишь смотреть тебе в глаза. Странно, но ты словно избегаешь моего взгляда. Может после того, что я наговорил сегодня? Я, правда, сожалею. Правда...
- Йо...- вдруг произносишь ты,- Можно я задам вопрос?
- Да.
- А тебе самому не надоело?
- Не надоело что?
- Не надоело играть?
Что ж, ты меня поймал в капкан. Загнал в угол. И вновь молчу, не находя ответа. Как истукан какой-то. А ты косишься на меня как-то нервно. Боишься, что я вновь разбушуюсь? Возможно, но не сейчас.
- Йо... тебе самому еще не надоело притворяться?
- Не знаю. Но точно могу сказать, что мне надоела эта стерва Кеояма.
Улыбаюсь. Да, я сказал правду. В моей прошлой жизни таких стервятниц стригли на лысо и отдавали в монастырь. Если я чего не путаю. Но если даже такого и не было, то я бы так и поступил. Ты тоже усмехнулся. Смешок. А мне уже радостно. Наконец, хоть как-то смог разрядить обстановку.
Встаю на ноги. Ты тоже собираешься последовать моему примеру.
- Хао, сиди.
- Нет, я попробую, - пытаешься приподняться, но твои ноги не слушается тебя. Вскрикиваешь и падаешь вновь.
- Давай, помогу, - протягиваю к тебе руки. Хватаешься за них, как утопающий за соломинку. Чувствую тепло ладоней и, приподняв тебя на колени, замираю. Ловлю на себе твой безучастный, отрешенный взгляд. Взгляд покорного подчиненного. Словно выжидаешь от меня чего-то, чтобы это исполнить. Исполнить любое мое желание... Любое. Черт, кажется, не удержусь.
Отпускаю руки. Все так же смиренно глядишь мне в глаза снизу вверх, словно утопаешь в них. Касаюсь рукой твоего лица. Провожу ладонью по подбородку, пальцами спускаясь все ниже, по шее. Нежная кожа покрыта рубцами. Подушечками пальцев вывожу узоры. Все так же неотрывно глядишь в глаза. Твои волосы. Зарываюсь в них пальцами, чувствую шелк прядей. Второй рукой перебираю длинные локоны. Начинаю массировать тебе виски. Ты лишь послушно покачиваешься в такт движениям, прикрыв от удовольствия глаза. Вновь провожу пальцами по коже шеи, касаюсь ими сухих губ. Чувствую их слабое, легкое движение. Что, это они просто дрогнули, или еще что? В твоем взгляде читается полное повиновение. Готовность исполнить мою волю. В обмен на это. Неужели ты на все готов? Посмотрим...
Вновь прикрываешь глаза. Касаюсь пальцами твоего подбородка, нежно глажу по щекам. Ты расслабляешься... И я грубо ударил тебя по лицу. Невольно отводишь голову в сторону. Резко схватил тебя за подбородок и развернул к себе лицом. Глаза в глаза. На щеке остается красный след, но глаза все равно выжидательны и безропотны. Ты понял, для чего нужна эта пощечина. И все равно не отступишь. Что ж, будь по-твоему. Ты сам напросился.
А я уже горю от нетерпения. Глажу тебя по ударенной щеке. Притрагиваюсь вновь к твоим высохшим губам. Слишком сухие. Нужно их увлажнить. Несмело целуешь подушечки пальцев. Чувствую ими жаркое дыхание. Наклоняюсь к тебе, накрывая твои губы своими. Совсем не сопротивляешься. Даже наоборот – отчаянно желаешь продолжения. Приоткрываешь рот, покорно впуская мой язык. Слегка прикусываю твои губы. Желанные, как никогда раньше...»

«... Что я делаю? Впрочем, не самый подходящий момент, чтобы думать. Это случилось. Я потерял голову, последние остатки здравого смысла. Поддался твоим глазам, утонул в них, растворился. Кажется, исчезло осознание собственного Я – осталось только одно желание, заполнившее все частички души и тела. Непристойное, извращенное. Наверное, это отразилось у меня на лице, и ты меня ударил. Я заслужил эту пощечину. Заслужил. И после этого я сильно удивился, получив ТАКОЙ ответ намою дрожь. Покорно отдаюсь твоему жару, накрывшему и меня с головой. Не отрываясь, медленно опускаемся на землю. Чувствую приятное давление твоего тела. Уже лежишь на мне. Неохотно отрываешься от поцелуя.
- Хао, ты не обязан, - тихо шепчешь в губы. Ты только так говоришь.
Впервые, наверное, мы думаем об одном и том же. И это «одно и то же» меня пугает и манит одновременно.
- Ты не обязан, - повторяешь ты.
Шепчу в ответ:
- Я хочу.
Вновь целую тебя, встречаясь с пылкими губами. Ты получил то, что так давно хотел. Что я так давно хотел. Целуешь губы, щеки, шею, чуть покусывая кожу и оставляя розоватые следы, которые быстро исчезают. Ловлю каждой частичкой тела то блаженное наслаждение от близости, долгожданной, неправильной, но такой желанной...»
Йо покрывал тело брата легкими, частыми, жадными поцелуями, никак не утоляя ту жажду, одолевшую его. И не встречал никакого сопротивления. Полное повиновение - соблазнительное, искушающее. Он может делать все, что хочет. Все, что хочет...
Темное, неприличное, непристойное желание владеть и причинять боль с одной стороны и нежность братских чувств – с другой. В борьбе это смешалось в один необузданный порыв страсти, заставляя Йо то прикусывать кожу Хао до боли, срывая очередной стон, то нежно проводить языком по разгоряченному телу. То сжимать до хруста костей запястья и сильно вдавливать их в землю, то мягко гладить руками по спине, груди, бедрам. Наслаждаться криками от боли, и стонами от наслаждения. Разрываться между нежностью и жестокостью. Любовью и страстью. Чувством и желанием.
Тело Хао горело. Очередная волна боли сменялась потоками блаженства.
Обжигающий, испепеляющий пожар тут же стихал в тягучей, тянущейся сладости удовольствия, и вновь разгорался с новой силой, сжигал все больше, все чаще, все больней. Хао вновь вскрикнул от новой, захлестывающей волны продолжительной пытки. На глазах проступили невольные слезы.
- Терпи, - пытка прекращается, на него неотрывно смотрит Йо. Его глаза в полумраке недобро заблестели, - Будь послушным мальчиком.
Вместо ответа Хао может только невольно простонать. Йо вновь жадно впивается в губы родного брата, приглушая стон и сжав ладони Хао на вытянутых руках. Тела сводило в лихорадочном возбуждении. Мышцы стягивало, приятно ныли руки.

«Ты всегда добиваешься, чего хочешь», - язвительно мелькнуло в мозгу у Йо.
« Черт, оставь, придурок! Ты зашел слишком далеко!»– отчаянно вопил разум.
« Да, слишком далеко. Меня уже ничто не остановит»
« Но он твой брат, в конце концов!!!»
« И что?»

Йо провел пальцами по ребрам Хао, ниже – по животу и чуть замер, вызывающе глядя в глаза брату. Хао непонимающе наблюдал за его движениями, за руками, опускающимися все ниже, за темными, горящими в темноте глазами. Было очень жарко в такую прохладную ночь, и Хао дышал все чаще, предвкушая обещанное удовольствие. И в это время со страхом ждал следующей за этим боли. Лучше не думать. Надо просто ощущать.
Вновь сверкнув глазами, Йо начал медленно расстегивать пуговицу и ширинку на штанах Хао. Он стал покрывать живот близнеца поцелуями, изредка впиваясь колющими укусами и массируя руками мышцы пресса, медленно опускаясь ниже. Медленно. Очень медленно. Для Хао это было пыткой. Он подавался вперед, чтобы ускорить движения, но руки брата с силой возвращали его на место. Усмехаясь, Йо только еще больше замедлял, растягивал эту сладкую пытку, вызывая громкие стоны.
Хао с нетерпением и надеждой ждал, когда он коснется его плоти, где было сосредоточено все желание. Внезапно пытка кончилась. Словно прочитав мысли Хао, Йо вновь ударил его по щеке. Удар был настолько сильным, что тот невольно перевернулся лицом к земле.
- Даже думать об этом не смей.

« Обидно. До слез. Ничего не могу с собой поделать. Но мне обидно. Тело требовало продолжения ласк, прерванных таким грубым способом. За что? Я думал, ты тоже этого хочешь. Неужели так быстро передумал? Щека горит. Мне больно. Больно. И стыдно... Сам виноват. Как же я мог поддаться желанию плоти? Стыдно за свои мысли. Я наверное тебе противен. Я не должен был так думать...
Дурак, дурак, дурак! Обидно и стыдно. Слезы из глаз. Плачу, как ребенок. Ничего не могу поделать...»

« Нельзя так! Нельзя! Нельзя давать волю чувствам. Идиот. Полный и-ди-от. Нельзя поддаваться соблазну. Нельзя цепляться за мир под таким жалким предлогом, как чувство. Это надо было прекратить. Даже так. Непонятно для кого я это сказал – для тебя или для себя? Знаю, больно. Ты еще не готов так резко отказаться от чувства. Мне тоже больно видеть сейчас, как ты страдаешь. Именно сейчас. Трясешься. Знаю, ты плачешь. На твоем месте я бы тоже заплакал. Но я не умею лить слезы. Еще раз прости»

Йо притянул к себе брата и взглянул ему в лицо. В затравленных глазах блестели слезы. Своим робким, неуверенным взглядом, широко распахнутыми глазами с длинными ресницами он напоминал ребенка. Маленького, доверчивого, которого несправедливо обидели. Наивный. До такой степени, что возникало желание пожалеть, обнять, приласкать.
- Дурачок, - тихо произнес Йо, нежно проводя рукой по щекам Хао и смахивая с них капельки слезинок. Такие удивительно мягкие щеки. Так приятно их целовать. Так приятно обнимать тебя, брат. Нежно, мягко и приятно. От всего своего каменного сердца.
- Прости меня, - прошептал он Хао на ухо. Хм, какой уже раз он это говорит? В который раз извиняется. Только перед Хао. Только перед ним он может извиняться. За все то, что брат снес за эти долгие годы. За его разрушенную свободу, за его разрушенное счастье и детство, за бесконечную боль и страдания. Извиняться за всю его жизнь. Сможет ли он его простить? Йо не простил бы.
- Йо... – Хао обмякает в объятиях брата, в поцелуях и ласке. Конечно, он простил. Он вновь простил ему все за эти объятия. А как иначе?
- Я тебя люблю, - еще тише.
Неужели он, Йо, это сказал? От своего сердца или чтобы успокоить Хао? Впрочем, это уже не важно.
- Я... я тоже тебя люблю, Йо. Не отпускай меня. Пожалуйста.
« Не отпускай меня, Йо. Не отпускай. Я хочу быть в твоей власти. Хочу, чтобы мной управляли. Я – кукла, я – тряпка, твоя марионетка. Не отпускай...»

Слабые отблески полной луны, едва пробивающиеся сквозь кроны деревьев, освещали переплетенные в нежных объятиях тела. Два брата - такие одинаковые, и таких разные. Господин и слуга. Кукловод и марионетка. Сильный, страстный и слабый, нежный. И оба - актеры, которые отлично знают свою роль в спектакле под названием Жизнь. И оба будут играть ее до конца. До завтрашнего дня. Когда все случится...


Я хотел как лучше
« Миляга. А у вас роль Льва переписана? Вы мне теперь же ее дайте, а то у меня память очень туга на ученье.
Пигва. Тут и учить-то нечего, и так сыграешь: тебе придется только рычать»
Шекспир, « Сон в летнюю ночь»


« ... Спасибо тебе. Я знал, что ты меня не бросишь. Спасибо. Спасибо за этот вечер, за твои слова, за твои объятия и поцелуи. Теперь я чувствую себя нужным. Нужным тебе. Больше мне ничего не надо. Наконец я понял, что это за связь. Понял, что люблю. Понял, что готов на все. Ради тебя. Готов на все, даже на...
Да, даже на то, что случится сегодня. Финальная сцена. Не думал, что все произойдет так быстро. Слишком быстро. Хочу продлить как можно дольше время перед этим. Впервые. Впервые я чувствую, что не жду как раньше завтрашней битвы. Точнее, уже сегодняшней.
Почему? Боюсь? Наверное. Страшно как никогда. Я был не готов. Не готов. Но я постараюсь. Опять таки ради тебя. И только. Потому что сам ничего не жду. Просто исполняю. Просто играю...
Я помню, что нужно делать. Все по порядку, давно выучил наизусть. Идти напролом через лес, привлекая как можно больше внимания. Никого не щадить, кроме твоих сопровождающих.
«Их можешь просто немножко покалечить» - со смехом произнес тогда ты. Но у меня сил даже не осталось причинять кому-либо боль. Не могу. Не хочу. Устал.
А дальше. Самое интересное. И сложное. Алтарь. Король духов. Показная битва... Нет, я не могу. Не могу тебя ударить. Не могу даже думать об этом без содрогания. Но это не самое страшное. Поглощение души. Мы должны поменяться телами. Иначе ты не сможешь захватить Короля, не нарушив целостность представления. Бр-р-р, берет в дрожь. Но по другому никак. Или вся моя жизнь прошла зря? Зря я ждал столько лет? Зря Ты ждал? Нет, не зря. Я докажу это. По крайней мере, попытаюсь...
Не могу уснуть. Еще бы, кто на моем месте спал спокойно? Даже не могу связно думать от волнения. Чувствую, словно что-то мечется, как зверь в клетке, внутри меня. Нервно прикусываю губу до боли. Боль – единственное, что помогает не заблудиться в своих собственных мыслях. Возвращает в реальность. Отвлекает от волнения. Пролежал так, наверное, несколько часов, пока не забылся тревожным сном...»

« Скоро. Считанные часы до исполнения мечты. Странно, но я неожиданно спокойнее, чем ожидал. Спокоен за сегодняшний день. Хотя, чего тут волноваться? Все тщательно продумано несколько лет назад. Я знаю, все пройдет без сучка и задоринки. Просто знаю. Я никогда не ошибаюсь. Не ошибался.
Даже простил себя за свой вчерашний срыв. За бурю страстей. Простил себя за чувства и слабость. Можно себе это позволить, когда цель так близка. Как никогда. Чувствую себя ребенком накануне праздника. Так же жду подарка. Так же пытаюсь растянуть приятные моменты легкого волнения перед раскрытием обертки. Впитать каждое мгновение – долго, жадно, наслаждаясь каждой каплей. Чтобы запечатлеть их в памяти. Потому и медлю.
Не заметил даже, как наступило утро. Пора бы тебя разбудить. Поворачиваюсь к тебе лицом. Спишь. Даже во сне ты выглядишь беспокойным: брови сведены в недовольной стрелочке, мышцы лица напряжены и скованы, глаза под опущенными веками бегают туда-сюда. Интересно, что же тебе снится? Жаль, что не могу узнать, хоть и умею читать мысли. Сознание человека во сне – нечто тайное, скрытое, неподвластное даже мне.
Ворочаешься. Когда же ты спишь спокойно? Всегда наблюдал за тобой эту странную особенность – двигаться во сне. Взаимодействовать не только со своим внутренним миром, но и с внешним без своего же ведома. Эх, если бы я только мог увидеть твои сны...
Жалко тебя будить. Но нужно. Ты, наверное, совсем не отдохнул. Но у тебя будет потом время, чтобы выспаться. Сколько угодно. Обещаю»

«... Темнота. Пустота. Не вижу. Не вижу ничего. Даже ничего не ощущаю. Пустота...
Лечу. Нет, растворяюсь. Поглощаюсь пустотой. Теряю себя... Не больно. Не страшно. Пусто...
Я... Кто? Где? Почему? Не помню. Память... Ускользает. Пусто...
Ослепительная вспышка света. Потоки. Влекут, влекут куда-то. Далеко. Несут, направляют, заполняют собой пустоту. Не вижу ничего. Нет, вижу! Очертания. Медленно сковываются вокруг меня, рассеивая сероватую дымку.
Мир. Кажется, что целый мир как на ладони с этой горы. Как красиво. Красиво! Не думал, что этот мир может быть таким прекрасным. Не думал. Вижу вдалеке красный диск заходящего солнца. Вижу огромный величественный лес. Реки, долины, поля – все величие природы. Но...
Пусто. Пугающе пусто. Ни души. Ни звука. Ни крика. Не мир – пустота... Где я? Где люди? Их нет. Их нет!»

- Хао, проснись. Пора вставать, - знакомый голос возвращает обратно. В реальность. Мягкое прикосновение губ на щеке. Приятно. Вот бы растянуть эти мгновения.
Хао с трудом приоткрыл веки. Солнце еще не взошло, и поэтому в лесу было еще темно. Сизая дымка тумана лениво стелилась над землей, мешая оглядеться. Хао моргнул, прогоняя остатки сна. «Что же это было? Кошмар? Вещий сон? Галлюцинация, в конце концов? Что? Впрочем, меня сейчас должно волновать совсем другое» - подумал он, вспомнив о сегодняшних событиях. Поморщился. Нехороший сон. И как раз в этот день. Черт, почему сегодня?
- Что такое? – Йо заглядывает прямо в лицо брату, заметив его гримасы.
- Просто... Голова трещит, - прохрипел Хао и для правдоподобности схватился за голову. Лучше ему не говорить правду. Если, конечно, он сам ее не узнает.
- Сейчас пройдет. Одевайся, мы и так запаздываем. Меня могут потерять, - улыбка. Хао тоже слабо улыбнулся в ответ. Сел на земле. Нашарив рукой плащ, накинул его себе на плечи.

« К чему все это? К чему? Я видел... мир? Наш мир. Где нет людей. Твой мир. Пустой. Нет никого. Даже страшно. Неужели все будет так? Нет, быть не может. Бред! Бред!»

- Хао, ты идешь?
- Сейчас...

« А если все и вправду будет так? Пустой мир, построенный на костях людей. Зловещая торжествующая природа, мертвые леса, кроваво-красное солнце заката. И тишина. Ни звука. Ни крика. Не хочу вспоминать! Не хочу!»

- Долго ты еще?
- Сейчас. Только... помоги подняться, Йо
- Давай руку.

**
Йо:
«Идем через лес в сторону деревни. Мне уже порядком надоел однообразный серый пейзаж: деревья, редкие полянки и мелкая, почти высохшая река. И ты что-то странно притих. Хотя я понимаю. Волнуешься. Я бы тоже волновался. Наверное. Уже начал забывать, что это такое. Спасибо, ты мне вчера об этом напомнил.
Странно смотреть на что-то и знать, что оно скоро будет твоим. Но приятно. Особенно, когда это «что-то» - целый мир. Такой жалкий, такой несовершенный. Банальный. Несуразный. А главное, зараженный. Но я избавлю его от заразы. Избавлю от людей. Навсегда. И мой брат мне в этом поможет. Не зря же он живет на этом свете.
Ты меня удивляешь, Хао. Как быстро ты можешь перевоплощаться в злостного негодяя, каким меня все представляют. Ты хороший актер. Может, когда-нибудь и меня обдуришь? Как говорится, в тихом омуте черти водятся. Может, про тебя? Хотя нет. Настолько ты мне предан и зависим от меня, как я от тебя, что никогда не пойдешь на предательство. Я владею твоей душой. Завладею и телом. Каждая твоя клеточка по праву принадлежит мне.
Скажи мне, какая муха тебя укусила и в какое место? Слишком ты тихий. Подозрительно. Сказался вчерашний «разговор»? Или еще что? С самого утра практически не сказал ни слова. Ты молчишь, а мне неприятно. Омрачаешь мою радость. Ну, скажи мне, что я сделал не так?
Почти пришли. Уже кончается лес. И дорожки наши расходятся. Мне в деревню, тебе в лагерь. К этим выродкам. Именно, никому не нужным, жалким выродкам, имеющим наглость называть себя шаманами. Где ты их только отыскал? Я сказал найти себе помощников, а не это, кхм, лучше промолчу. Ладно, некогда тебя упрекать. И жалко. Все равно это уже не имеет никакого значения. Они нужны сейчас лишь для фона. Естественно, никто из них ничего не знает о нашем маленьком секрете. Никто не знает. Значит, они будут на меня нападать, наплевав на твои предостережения. Этого ты боишься? Мне ничего не стоит раскидать всю твою шайку в разные стороны. Если уж так.
Останавливаемся перед дорогой в деревню. Пора расходиться. Ты почему-то не торопишься идти. Что такое на этот раз? Уже хотел развернуться и уйти, как вдруг ты приоткрываешь рот, чтобы что-то сказать. Приостанавливаюсь. Отводишь взгляд, словно надеясь что-то отыскать за моей спиной. Лишь бы не смотреть мне в глаза. Начинает раздражать такое поведение. Ну, я слушаю тебя внимательно, Хао...»

« Я теперь не знаю, верить мне снам или нет? Причем, таким снам. Не знаю. Мне страшно от одной мысли, если это окажется правдой. Жутко. Я не смогу жить в таком мире. Лучше умереть, чем жить в пустоте. Теперь я знаю, что это такое. А ведь раньше подобное мне не приходило в голову. Но дело не только в этом.
Всю дорогу меня мучили мысли и догадки. Среди них одна, самая настырная упрямо всплывает в голове – а если Йо знал, что я не смогу жить в его мире и предпочту смерть, чем такую жизнь? Если? Нет, такого не может быть. Йо... он... Не может так... Просто не может. Ведь он же сам сказал, что...
Но все-таки... Не покидает меня эта мысль, как ни крути. Уже смирился с нею. Не сопротивляюсь.
Постоянно оглядываешься в мою сторону. Внимательно разглядываешь меня, слегка прищурившись. Просверливаешь душу насквозь. Неужели у меня на лице написано, о чем я думаю? Неужто ты все знаешь? Нет, если бы ты знал, то наверное не разглядывал так внимательно. Ты бы высказал мне все, что думаешь. Я тебя знаю. Ты очень вспыльчив. Странно, как ты сдерживаешь себя при других? Например, при твоих «друзьях». Удивляюсь, как ты еще не убил этого идиота Хоро или заносчивого гордеца Тао? Впрочем, это не мои проблемы...
... Уже на подходе к деревне. Скоро мы должны разойтись. А я еще не задал тот самый вопрос, который волновал меня всю дорогу сюда. Волновал меня всю жизнь. Может, пришло время?»

- Йо... ты... Пока ты не ушел...
- Ну, я слушаю тебя внимательно, Хао.
- Йо... – Хао судорожно сглотнул и втянул ртом воздух, - Ты... ты будешь плакать, если я умру?
- Не говори глупостей, - резко произнес Йо, сурово разглядывая брата. Под напором его взгляда Хао еще больше смущался, опустив глаза в землю.
- Но... все-таки... Йо, я ведь умру, да? Только не ври мне. Ты знаешь, - Хао взглянул брату в глаза, - Так я умру?

Йо
« Ты совсем дурак или как?! И что я могу на это ответить? Пытливо разглядываешь меня. Словно душу пронзаешь. От кого научился? Я не знаю что тебе сказать. Правду? Будет слишком больно. Мне будет больно. Соврать? Не хочу тебя обманывать. Я не знаю. Правда, не знаю. Может, так и сказать? Смотрю куда-то вбок, не встречаясь взглядами. Впервые я тебя понимаю. Сложно смотреть кому-то в глаза, когда не знаешь, что сказать. Медлю с ответом. Ты, кажется, совсем сник. Надо же что-то ответить! Черт! Почему ты любишь ставить меня в такие ситуации? Новое хобби, что ли?»

- Хао, я... Я не знаю, - Йо поднял глаза. Слишком поздно ответил. Слишком.
- Ладно, Йо. Извини, что я... В общем, я пошел, - Хао попытался улыбнуться. Улыбка вышла натянутой и слабой. Он развернулся в сторону лагеря и пошел медленным, тяжелым шагом, слегка прихрамывая на правую ногу. Йо остался стоять на дороге, глядя вслед удаляющейся фигуре брата. Тот ни разу не оглянулся. А он чувствовал себя паршивей некуда...

Хао
« Ты знаешь правду. Мы оба ее знаем. Просто ты не хочешь говорить. А я все уже понял сам. От этого мне больно вдвойне. Но я не плачу. Нет слез. Они давно кончились. Сердце устало болеть. Может, оно и к лучшему. Пусть я умру. Пусть. Но я оставлю после себя хоть что-то. Пусть я не смогу жить в пустоте. Но и ты тоже не сможешь. Ты скоро поймешь это и будешь страдать, когда будет совсем поздно. А я не хочу, чтобы и ты мучился. Я не позволю тебе уничтожить мир. Чтобы ты не терзался. Чтобы и твое сердце не болело. Не позволю тебе чувствовать мою боль. Только ты этого не понимаешь.
Йо, брат, я слишком сильно тебя люблю и не позволю тебе страдать. Я теперь все понял. Я открою тебе глаза. Потому что я тебя люблю. Всем сердцем...»

Рен
« Странный день. Очень странный. Все было как-то смазано, перекошено. Не то. Совсем не то, что я ожидал от Хао. С ним происходит что-то неладное. Может, оно и к лучшему, но... Йо тоже не в себе в последнее время. Может это как-то связанно между собой?
Не знаю. Или я один такой наблюдательный, или еще что, но мне кажется странным, как вообще они оказались тогда утром вместе? Только не рассказывайте мне банальную сказку о том, что Йо решил просто прогуляться по окраине деревни, один, прекрасно осознавая об опасности, и вдруг – хлоп, вышел Хао из тумана... Что там дальше-то?..
Потом Йо снова куда-то пропал. Одни говорят, что видели его в деревне, в гостинице, другие – в лесу. Опять неизвестность. Опять тайна. Начинает порядком надоедать. Нет, вру. Меня это раздражает!
Сегодня утром проснулся от дверного скрипа и тихих шорохов в коридоре. Кто-то прошел в соседнюю комнату и закрылся. Бесшумно встаю с кровати и подкрадываюсь к двери. Прильнул к щелке. Понимаю, что подглядывать – нехорошо, никогда раньше этим не занимался, но смотря в каких случаях подглядываешь.
Мои догадки подтвердились. Йо, собственной персоной. Посмотрим, как теперь он придумает оправдание... Хотя, нет. На этот раз я промолчу. Подожду, пожалуй. А потом начну задавать вопросы...
**
Начинается самое интересное! Не скажу, что это мне нравится, но по-другому уже никак не поступишь. Хао рвется напролом к Королю Духов? Нет проблем, как же, все за вас сделают Рен и его друзья. Как мальчики на побегушках. Никогда не опускался до такого уровня.
А Йо, кажется, это нравится. Бегать, как цуцик на поводу у Совета. Хотя, он не виноват, что Хао его брат. Я бы скорее удавился, чем признал его своим братом.
В поведении Йо нет ничего странного, но... Если учесть мои догадки... Нет, я все-таки узнаю, что с ним творится!»

Компания уже была на подходе к пещере. Практически все сняли мобильные оракулы и были готовы к битве. Только один остался стоять на месте.
- Рен, ты идешь? – обеспокоено спросила Джун у младшего брата.
- Да. Только решу один вопрос, - сказал он вполголоса и продолжил, громко обратившись к Йо, - Стой, Асакура! Ты никуда не пойдешь!
- Рен, ты чего? – поднял брови Йо.
- Ты не сдвинешься с места. Я тебе не позволю, - прошипел Тао, преграждая другу путь лезвием гуандао, - Пока я кое-что не проясню.
- Ты о чем?
- Прекрасно знаешь о чем, - Рен призвал своего духа, - Ну, давай, покажи мне!

Йо
« Так, еще не хватало разбираться с этим придурком... Спокойнее, спокойнее. Знаю, что он блефует. Только, ради чего? А, понятно. Наш умненький мальчик решил проверить свои догадки. Ладно, если он так уж хочет... Придется его разочаровать. Я не позволю какому-то свихнутому на своем величии гордецу расстроить мои планы»
**
Хао
« Удар. Еще, еще. Сердце не желает успокаиваться. Словно оно понимает, что биться осталось совсем немного и хочет наверстать удары за все годы жизни. Что ж, даже сердце знает. И обратной дороги уже нет.
Удар. И нет одного столба, охраняющего Короля Духов. Хотя, какая охрана? Обычные, разукрашенные столбы. И то, стоят криво.
Удар. И нет птиц Тланува. Я был недостоин. Вошел только с силой. Ну и плевать.
Клубы пыли. Не вижу ничего. Кашляю. Задыхаюсь. Хватаю ртом воздух. Но это не страшно. Сегодня меня чуть не лишили кислорода. Жалкий X-судья. Не знал, кто стоит у меня за спиной? Не страшно... Страшное впереди.
Вхожу в Алтарь. Тебя еще нет. Где ты ходишь? Впрочем, есть время все обдумать. Голубоватое свечение, исходящее от Короля, угнетает своей силой. Интересно, а он тоже все знает? Может, решил меня прикончить, пока тебя нет?
Пожалуй, присяду. Нет сил стоять. Голова кругом. Не могу подобрать слова для разговора. Увы, я не так красноречив, как хотелось бы. Да и словами тебя не переубедишь. Слишком ты долго ждал этого часа. Но я не знаю других способов, чтобы как-то тебе противостоять. Я постараюсь. Как смогу. Я ведь не хочу, чтобы ты тоже чувствовал боль. Жил в пустоте. И терзал сам себя. Всю вечность. Всю вечность горел бы в незримом огне. Хуже ада. Хуже смерти. Я знаю»
Шорох листьев заставляет Хао вздрогнуть. Он поднял глаза. Перед ним стоял Йо, сжимая в руке катану и улыбаясь краем рта.
- Ты готов? Скорее, они должны сейчас подоспеть.
- Йо, - Хао приподнялся и умоляюще посмотрел брату в глаза, - не надо.
Улыбка быстро сползла с губ Йо.
- Не надо? – угрожающе прищурившись, произнес он, - Не надо? Когда мы проделали такой долгий путь и так близки к завершению, ты говоришь: «не надо»?!
С каждым словом нарастала волна ярости. Хао захотелось сжаться и исчезнуть под напором его взгляда. Исчезнуть и больше никогда не появляться.
- Йо. Пожалуйста, - дрожащим голосом произнес Хао. Его тело содрогалось, как в лихорадке. Во рту пересохло. Сердце забилось еще сильнее.
Вдали послышались приглушенные крики и топот ног. К ним надвигалась огромная толпа людей.
- Нет времени для разговоров. Давай, начинай, - успокоившись, сдержаннее сказал Йо.
Шум все ближе. Громче голоса. Топот ног.
- Начинай! Не стой столбом! – рявкнул Йо, вглядываясь в опустевшие глаза Хао. Казалось, он его не видел. Не слышал. Не желал слышать.
Крики. Топот. Голоса. Все ближе. Все громче.
- Начинай, кому говорю! – крикнул Йо прямо в лицо брату. Мгновение, и он бы его ударил.
- Хорошо...

Хао.
« Не получилось. Я так и знал. Но я хоть сделал попытку. Это хоть что-то.
Занавес поднялся. Не помню, что я делал. Что говорил. Не помню. Словно впал в транс. Какие-то движения. Какие-то слова. Словно зачитываю приговор. Сам себе. Каждое слово, слетавшее с моих губ, ранило меня сильнее, чем когда-либо. А твои слова... Лезвием по сердцу. Больно. Но не дрогнет ни один мускул на моем лице. Не прольется ни капли слез. Потому что занавес поднялся...
Словно очнулся. А ты уже лежишь передо мной. Что я сделал? Нет, только не говорите, что... Пора. Пора меняться. Меняться телами»

- Давай, - почти неслышно прошептал Йо, чуть приоткрыв веки, - Ну, же...
Хао потеряно посмотрел на брата. Руки дрожали. Нет, он не может этого сделать. Нет, нет, не может!
- Давай, быстрее, - прошипел Йо тихо, чтобы услышать мог только Хао.
Дрожащей рукой он нерешительно схватил лежащего Йо за волосы и приподнял над землей его голову.
- До свидания, Йо... и... здравствуй... – стараясь говорить как можно ровнее, Хао притянул его к себе и закрыл глаза. Он чувствовал, как душа Йо вливается в него, в его тело, и ему было мерзко и противно думать о том, что он делает. Поглощает душу. Как он не хотел этого. Как он ждал с содроганием этой ужасной минуты. Не больно. Ему – точно не больно, только мерзко. А Йо? Хао надеялся, что Йо тоже не чувствует боль. Это было последнее, о чем он подумал, проваливаясь в темноту...
...Темнота. Тихая мелодия колыбели. Он приоткрыл веки. Слабенькое, маленькое тело еще не совсем слушалось его. Он чувствовал себя таким беспомощным. А все казалось таким большим. Тихо. Только еле слышные шаги за дверью. Взволнованный шепот. Он еще не понимает слова. Не различает предметы. Он совсем недавно увидел этот мир. Такой большой, такой опасный. Засыпает...
Грохот. Крики. Ослепительные вспышки. Что-то огромное и страшное нависло над колыбелью. Красное, горячее. Ему страшно. Он кричит. Он так беспомощен...
... Ночное небо. Холодно. Страшно. Он дрожит, лежа на мерзлой земле. Слышит чей-то голос.
- Смотри, Хао. Звезды. Ты их видишь? Видишь?
Он молчит. Не может ничего сказать.
- А, совсем забыл, ты еще не умеешь разговаривать... – доносится над головой, - Смотри на небо. Звезда падает. Надо бы загадать желание. Ты хоть знаешь что это такое? – пауза, - Вот, смотри. Звезда.
- Звез – да, - следом повторяет он, словно пробуя слово на вкус. Его первое слово.
Тихий смех.
- Надо же, посмотрите, кто заговорил!
... Ему пять лет. Одиноко. Как еще он дожил до пяти лет? Одиноко... Нет никого. Слезы. Опять плачет, сидя на холме. Там, где его оставили. Бросили.
- Долго ты еще?
Оглядывается. На него смотрит мальчик его возраста, так на него похожий. Стоит, смеется. Хорошо ему, у него родители есть.
- Не плачь, - произносит мальчик, - Поиграем?
- Давай... – робко произносит он, утирая слезы.
... Мальчики со смехом повалились на землю.
- Не думал, что так весело с тобой играть, Йо, - радостно произносит он, - У меня ведь раньше не было друзей.
- Совсем не было?
- Совсем. Нет у меня никого. Даже папы и мамы нет, - при этих словах он грустнеет. Тяжело вспоминать. Мальчик сел на земле и взглянул ему в глаза.
- А хочешь, я тебя обрадую? – со смехом произносит он.
- Как?
- Расскажу тебе секрет. Только никому-никому не говори, - Хао слегка замирает, непонимающе разглядывая мальчика. А Йо, сделав паузу, продолжил, - Я твой брат, Хао.
- Не врешь?
- А что, похоже, что я вру?
- Нет, - улыбаясь, произносит он, - Не похоже. Я тебе верю.
Смеется. Вновь мальчики заливаются смехом...
...
– Хочешь, я тебе кое-что покажу? – Йо лукаво сверкнул глазами, - Никогда такого ты еще не видел.
- Ну, давай, - Хао пожал плечами, ожидая какой-нибудь фокус. Йо любил показывать фокусы. Играть с огнем. Ходить по воде. Забавляться с ветрами. Хао не знал, как у него это все получалось, и в тайне желал научиться делать так же.
Йо хлопнул в ладоши. Позади него начало образовываться что-то огромное, ужасающее. Через несколько мгновений за спиной близнеца стояло громадное, кроваво-красное чудовище, мерцающее в темноте своей странной кожей. Хао застыл на месте, с ужасом разглядывая громадину снизу вверх.
- Но... как ты... ничего себе! – прошептал он, не отрывая взгляда от монстра, - Как ты так делаешь?
- Ты тоже так умеешь, - усмехнулся Йо.
- Нет, ты что. Я так не умею.
- Умеешь, умеешь. Хочешь, и тебя научу?
- Хочу...
...
- Давай, подожги дом!
- Нет!
- Поджигай!
- Не могу!
- Можешь! Поджигай!
- Не могу!
- Тогда, дай, я сам!
- Нет! Не надо! Хорошо, я сделаю... Все сделаю...
...
- Убей его.
- С ума сошел? Зачем?
- Посмотри, какой он жалкий и слабый. Убей.
- Нет! Как я могу?
- А вот так. Просто положи руки на шею и сожми.
- Нет! Не буду! Не могу!
- Если я могу, то и ты можешь. Показать?
- Нет! Нет! Нет!
- Значит, убей! Или я уйду.
- Нет... не уходи... Я... убью...

- Хао, вставай, - тихо, словно издалека, шелестит знакомый голос, - Вставай, вставай...
Хао приоткрыл веки. Тьма. Где он? Может, он уже... Тогда, почему он слышит голоса?
- Иди сюда... Иди...
Мягко. Зыбко. Кажется, что он висит в невесомости. Чувствует, как все вокруг медленно обретает свои очертания. Твердеет... земля? Нет, поверхность. Исчезает чувство невесомости. Груз. Откуда? Тело? Нет тела. Груз на душе. Странно...
- Иди за мной...
Оглядывается. Что-то блеснуло в кромешной тьме. Очертания. Неясные, едва различимые. Удаляются. Нельзя упускать! Хао приподнялся на ноги и побежал за ними. Шаги гулко звучат в пустоте.
Тьма. Тьма. Коридоры из темноты. Бесконечные. Хао потерял счет времени, не переставая бежать. Следовать за бликами.
Неожиданно они пропали. Бросили его одного во тьме. Страшно. Очень страшно. Нет никого. Он снова один. Беспомощен, как всегда. Черт, черт!
Доносится бормотание. Непонятные слова. Тихий стук четок. Тьма рассеивается. Перед Хао сидит молодой мужчина в странных одеяниях. Сидит на коленях, опустив голову. Длинные, темные волосы не дают разглядеть его лица. Перебирает в руках четки. Хао, не решаясь подойти поближе, замирает на месте и пытается вслушаться в его тихий, еле понятный шепот.
- ... Должен освоить... все дисциплины... покорить Звезду Единства... Огонь. Контроль над телом... Пожирает. Испепеляет. Уничтожает... Сила и воля – ключ к покорению...
Вода. Контроль над духом. Усмиряет огонь. Заполняет сознание. Дает силу. Идет по течению. Разрушительна и беспощадна. Без воды нет жизни... Мудрость усмиряет стихию...
Воздух. Превосходство духа над телом. Огонь не может гореть без воздуха. Вода не нужна, если нет дыхания. Непостоянен, как ветер. Свободен. Открыт. Не покорится без стремления и упорства.
Земля. Превосходство тела над духом. Неизменна. Непреклонна. Незыблема. Постоянна. Неизбежна. Подвластна труду и уверенности...
Судьба. Гармония тела и духа. Объединяет четыре стихии воедино. Власть. Преимущество. Бессмертие. Вечность... Верх мастерства... Обрети...
- Йо? – несмело произнес Хао.
Мужчина поднял голову. Встреча взглядов. Хао отпрянул от неожиданности. Асаха улыбнулся краем рта.
- О, Хао. Наконец, ты пришел. Я уже заждался, - медленно, растягивая слова, произнес он, - Хочется поговорить с тобой кое о чем.
- Йо... то есть... Асаха... Где мы?
- В твоем теле, - спокойно ответил мужчина.
- Так я без сознания?
- Нет.
- Значит, ты...
- Да, я управляю тобой, - перебил его Асаха, - Но сейчас не об этом.
- О чем? – Хао непонимающе посмотрел на него.
- Сам хотел спросить тебя о том же, - не отрывая взгляда холодных глаз, произнес Асаха, - Почему ты не захотел следовать нашему плану? В чем-то усомнился? Меня это интересует.
- Я... понимаешь... Я подумал, что... – замялся Хао, ощущая холод темных глаз на себе, - Если ты уничтожишь, то... не сможешь жить один. В пустоте...
- В пустоте? Ты хочешь назвать мой мир пустотой? Ты хоть знаешь, что это такое? Пустота... – произнес он последнее слово с презрением.
- Знаю... – неуверенно прошептал Хао, - Я видел.
- Видел? – Асаха удивленно поднял брови и усмехнулся, - Где ж ты видел?
- Во сне, - голос Хао дрожал, - Я видел во сне.
- Во сне? – холодный смех Асахи леденил кровь, гулко отдаваясь во тьме. Пробирал до костей. Хао сжался.
- Нет, ты не знаешь, что такое пустота. Ты не видел истинную пустошь. Твоя душа не томилась тысячу лет в мире духов, - закончив смеяться, угрожающе шептал Асаха, - Ты не знаешь этого. Не знаешь...
Он начал быстрее перебирать четки длинными, тонкими пальцами. Черный жемчуг мерцал холодным блеском.
- Ты не знаешь это чувство. Предательство. Ненависть. Боль. Безостановочная, нестерпимая боль. И это длилось несколько веков. Ты не знаешь... – Асаха поднял глаза, пронзая, пленяя душу Хао ненормальным проблеском в глазах. Это был другой человек. Это был другой Асаха. Это был другой Йо.
- Уже дважды меня предавали. Обманывали мое доверие. И я не позволю обмануть себя еще раз. Ненавижу предателей. И буду карать их в первую очередь. Понятно?
- Да, - опасливо прошептал Хао, - Понятно.
- Тогда скажи мне, Хао: ты хотел меня предать? – тихо и четко произнес Асаха, прищурив глаза.
Хао молчал, не зная, что ответить. Да, он пошел против их плана. Но не потому, что хотел предать его. А потому что хотел как лучше. Лучше для них. Лучше для Йо.
- Отвечай!
Молчание.
- Отвечай, я сказал! Ты хотел меня предать?!!!
Хао виновато поднял глаза.
- Я... я хотел как лучше...
Треск жемчуга по твердой поверхности. Множество черных бусин рассыпалось на пол, теряясь, навеки пропадая из виду. Шум катящихся жемчужин гулко раздался во тьме. В сознании Хао. Словно рассыпалась их мечта, бусин которой уже не соберешь обратно. Никогда.
- Понятно. Мне все понятно... – сверкнув глазами, холодно произнес Асаха, - Предатель.

Глоток воздуха. Судорожный вздох. Солнце в глаза. Он невольно щурится. Где он? Хао огляделся. Высоко. Все вокруг такое непривычно крошечное. Лес, огни, люди... Все такое далекое. Чувствует сильное давление. Тупая боль в голове. Учащенное сердцебиение. С каждым ударом Хао словно еще больше истощался. Что-то с неимоверной скоростью поглощало его силы.
Золотое свечение за спиной. Сильные потоки воздуха развевают его волосы и плащ. Подождите... Так он...
- Хао! – доносится далекий крик снизу, - Сразимся один на один!

Хао
«Я не понимаю, почему... Почему я в своем теле? Почему так больно дышать? Звуки режут слух, а свет – глаза. Почему так больно думать? Кажется, что сердце не выдержит и остановится... Я еще жив? Почему? Почему я – предатель? Больно. Болит душа. Предатель. Я предатель...
Слышу твои крики. Ты тоже здесь. Что-то говоришь. Не слышу. Боль в голове, словно губка, поглощает звуки и еще больше растет. Догадываюсь, почему. Наверное, из-за Короля Духов. Ты успел его захватить. Но... я не могу его держать. Я не так силен. И Король это знает. И пытается подавить, сломать меня изнутри. Давит своей силой. Ощущаю, как практически трещу по швам. Больно...
Кричишь. Слышу отголоски фраз, словно сквозь стену. Не могу осознать смысла. Голова кругом...
- Хао... ты... моих друзей... лучше... со мной... – до сих пор играешь. Йо, почему? Что ты хочешь сделать? Что ты этим добьешься? Йо... Не надо. Прошу, не надо. Я так этого не хочу и... не могу. Йо. Йо...
Пожалуйста, остановись! Нет, не призывай духа. Не заставляй меня драться с тобой. Подожди, дай мне еще один шанс все объяснить! Пойми меня. Прочитай мои мысли. Прочитай и пойми. Нет сил кричать. Я же хочу, как лучше. Я не хочу, чтобы ты жалел всю вечность. Мне себя не жаль. Я за себя не боюсь. Я боюсь за тебя. После всего, что ты мне подарил в моей жизни, я не могу позволить тебе это сделать. Я не позволю. Даже ценой своей жизни.
Яркие вспышки света проносятся над головой, заставляя меня поднять вверх глаза. Фуреку. Тебя поддерживает столько фуреку других шаманов. С ужасом наблюдаю, как самурай растет на глазах.
Сжалось сердце. Провалился куда-то на мгновение. Еле различаю очертания потоков света. Двоится в глазах...
Удар. Сносит вихрем назад. Невольно оступился. Пролетаешь мимо. Увернулся.
- Йо! – кричу изо всех оставшихся сил, - Не надо!
Не слышишь. Или не хочешь слышать? Успеваю разглядеть твое лицо, когда ты пронесся рядом со мной. Никогда раньше оно не было таким. Искореженным от ярости. Скорченным в ненависти. Почему? Почему ты ненавидишь? Кого ненавидишь? Меня?
Умоляюще смотрю в твои глаза. Они... другие. Горящие. Испепеляющие. Страшнее, чем раньше. Йо, это ты? Скажи мне, это ты? Ты – мой брат? Ты – тот, кого я хочу спасти? Кого люблю? Всем сердцем. Это ты, аники?»
Удар. Удар. Еще, еще. Чудом Хао удается уворачиваться от неистовых, яростных атак брата. Он начинает терять контроль над телом. Ноги не слушаются его. То и дело он проваливался в пустоту, теряя сознание. Сердце билось через раз, с каждой минутой все замедляясь. Он пытается докричаться до Йо. Но вместо этого выходит только тихий хрип. Хао чувствует, как из носа течет горячая струйка крови, стекает на губы, подбородок. Знакомый привкус железа.
Он судорожно втянул ртом воздух, пытаясь справиться с очередным приступом боли. Вновь на несколько секунд замерло сердце. Нет сил. Совсем нет сил. Тихо. Он прикрыл веки.
Свист. Шум. Хао широко распахнул глаза. Он видел как медленно, словно во сне, к нему приближается лезвие катаны. Свет. Много света. И различить среди этого хаотичного потока он может только темные, свирепые, некогда любимые глаза. Полные ненависти. Полные ярости. Глаза Йо...

Удар огромной силы захлестнул его, яростной волной врезался в грудь. В глазах Хао застыл немой вопрос. Он удивленно коснулся рукой своей раны. Кровь. Много крови. Больно. Как больно.
Он ощущает, как начинает падать. Долго, страшно. В полете, он видел, как дух огня рассыпается на тысячи огненных осколков. Как и его душа. Все кончено. Все кончено...
Хао со стуком упал на землю, в объятия мягкой травы. Сознание сводило с ума от нескончаемой, пронзающей боли. Тело... Всего лишь тело... Болела душа. Его сводило в нестерпимой агонии души. Хотелось плакать. Не было слез. Они давно кончились.
«Йо, почему?..»

« - Надо же, посмотрите, кто заговорил!..

- Не думал, что с тобой так весело играть, Йо!..

- Хочешь, я тебя обрадую?
- Как?
- Расскажу тебе секрет. Только никому-никому не говори... Я твой брат, Хао...

- Нет, ты что. Я не умею.
- Умеешь, умеешь. Хочешь, и тебя научу?

- Асаха...
- Прости меня. Я не хотел. Прости...

- Хао, ты не обязан.
- Я хочу...

- Я тебя люблю...
- Я... я тоже тебя люблю, Йо. Не отпускай меня. Пожалуйста...»

Тихо. Непривычно тихо. Только еле слышное клокотание в груди. Темная, алая кровь сочится не переставая, уродливым пятном расползаясь на пыльном грязном плаще и мягкой траве.
- Йо...
Тихие шаги. Шуршание листвы. Неясные очертания. Солоноватый запах крови.
- Йо… Я... я просто хотел как лучше, Йо... Прости…


Эпилог
Анна
« Все закончилось. Закончилось. Даже не верится, что это правда. Йо победил Хао. Я так рада за него, все рады, но... Йо. Похоже, он не может до сих пор пережить того, что случилось несколько месяцев назад. Что он убил Хао. Убил родного брата. Я чувствую, как медиум, его мучает совесть. Совсем непонятная, неуместная совесть. Хочу поговорить с ним, но не могу до него достучаться. Именно, он всегда грубо отмахивается и уходит от ответа, запершись в своей комнате. Недавно... Недавно он резко оттолкнул меня и ушел из дома, громко хлопнув дверью. Я... впервые меня что-то довело до слез... Не столько больно, сколько обидно... Я люблю его. Люблю. А он... изменился. Он не такой. Это не тот Йо, что был раньше. Не тот Йо, которого я любила.
Он не желает видеться с друзьями. Вообще с кем-либо. Это меня пугает. Меня пугает эта холодность и раздражительность, замкнутость и скрытность. И пугает то, что я ничего не могу сделать. Я бессильна против этого. Никто не может что-либо изменить.
Часто я слышу за его дверью, как он плачет. Слышу сдавленные рыдания и тихий шепот. И сердце сжимается от жалости. И я тоже плачу, потому что никак не могу ему помочь и утешить. Плачу, вслушиваясь в его горячий шепот, доносящийся из комнаты:
- Хао... прости меня... я не хотел... Не хотел. Прости. Я обещал... не отпускать...Аники...

Каждую ночь я слышу его терзания. И наутро тихо вхожу к нему, чтобы увидеть его спящим, увидеть вновь опухшие глаза и покрасневший нос, увидеть порезы на руках и бледное лицо, промокшую от слез наволочку... Чтобы осторожно притронуться к горячему лбу и погладить по щеке. Спящим он больше похож на прежнего себя. Спокойное выражение лица, расслабленные плечи и легкая полуулыбка. Наверное, увидел что-то хорошее во сне. Что ему может присниться такого, что способно обрадовать его? Но он улыбается. Как прежде. Может, еще не все потеряно, кто знает?..»


         13 апреля 2010 в 16:24 лена писал:
обрыдалась

Ссылка на это сообщение 
         9 марта 2009 в 11:03  Mis Ren Tao писала:
Такой интересный сюжет.Всё полностью наоборот.Йо здесь такой мерзавец!Хотя нет-в конце он всё же оправдывает себя.Т.е. видно,что ему стыдно,что ему жалко из-за того,что он убил брата,не сдержал обещание.

Ссылка на это сообщение 
         19 августа 2008 в 17:19  Тэль писала:
Гениальная идея! Неожиданно, оригинально и вообще непередаваемо! Сначала показалось, правда, что Хао какой-то уж больно слабый. Но, когда представила, как он должен был притворяться... Нет, это что-то!
Так жаль, что Хао все-таки погиб...

Ссылка на это сообщение 
         18 июня 2008 в 10:58  Сашик писала:
Потрясающий фанфик.... у меня нет слов... одни эмоции. Никогда бы не подумала, что изх Йо можно сделать такого гада. ПО сравнению с ним даже Хао ангел. Мне очень очень понравилось. Читала на одном дыхании =)

Ссылка на это сообщение 
         17 января 2008 в 16:11  Ада писала:
Обалдеть! Я даже не думала, что Йо можно сделать главным злодеем! Красиво!=)
Поздравляю с очередным замечательным фиком! И прошу ЕЩЕ!!!!

Ссылка на это сообщение 
         11 декабря 2007 в 13:24  Neko=) писал:
Я вот хотела спросить: Чем вы вдохновляетесь, когда пишете такие длинные и красивые фики??? Сюжет действительно перевернут с ног на голову!!!Мне очень понравилось! Только очеь уж жалко Хао и Йо...

Ссылка на это сообщение 
         9 декабря 2007 в 22:11 Поклонница Хао писал:
Да... Я, честно говоря, в шоке... Это так... Так... По другому, так неожиданно... Не знаю, что и сказать, но мне определённо понравилось. Здорово. Жалко Хао и Йо... Даже и не думала, что можно поставить сюжет с ног на голову, но чтоб было так интересно... Ня! Здорово!

Ссылка на это сообщение 
         9 декабря 2007 в 14:24  сес писала:
Наконец-то выставился... Думаю, такого поворота сюжета никто не ожидал;) Эта идея у тебя самая шикарная. И, в общем, я уже смирилась, что мои советы ты слушала в полуха. Получилось-то все равно здорово;)))

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009