Shaman-King.Ru
 
 
Авторизация:
 
Регистрация
Напомнить пароль
Меню
Про аниме
Фанфики
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Стихи
    - лучшие
    - авторы
    - новые
Драбблы
Клипы
Поиск
Авторам
Пользователи
Гостевая книга
Новости
12 мая
Технические работы
26 июля
Shaman King Let's Fight!
22 апреля
Где скачать?
11 октября
Фестиваль Йо и Рена
24 июля
Поиск по сайту.
Автор: HaoLynn 
e-mail: carmalin@rambler.ru
Название: А мы изменились?
Рейтинг: PG-15
Жанр: POV Рена и Хоро
Персонажи/Пейринг: Хоро/Рен
Disclamer: BcJ принадлежит создателю манги - Хираюки Такею.
Правила размещения: сообщать мне на почту
Заметка от автора: написано в прошлом году.
Summary: Все люди меняются со временем. А изменились ли отношения старых друзей Хоро и Рена?
Предупреждение: Яой
Бета: Word, Сес
Оценка: Оценка посетителейОценка посетителейОценка посетителейОценка посетителей (25 посетителей)

Все люди меняются со временем. Меняются привычки, ценности, стремления, интересы. И Хоро не оказался исключением. Заметно, что он стал менее общительным, чем раньше, начал все чаще уходить в себя. В свои мысли, которые стали все серьезнее со временем. Исчезли дурацкие шуточки и ехидство, несобранность и мальчишеская раздолбанность. Появилось ранее несвойственное ему чувство ответственности. За других, за себя, за свои действия и поступки. Возникла странная тяга к работе: каждый день он все с большим рвением трудился над кувшинками, рассаживал их, ухаживал и приглядывал за коропокуру – маленькими духами болота. Пирике даже не надо было выпинывать его из дому по утрам, как это было в начале.
Притупилось влечение к снегу. Катание с ледяной горки на сноуборде не так сильно радовало, как несколько лет назад. С большей охотой Хоро любил проводить свободное время за хорошей книгой. Доска тихо пылилась в углу уже несколько месяцев.
Его стали интересовать живопись и музыка, причем не молодежная «попса», а классические произведения. Появилось чувство заботы. Хоро стал внимательней и бережней обращаться с сестренкой.
« Может быть это и есть взросление?»
Все люди взрослеют по-разному. Кто раньше, кто позже. А он повзрослел в семнадцать лет...
Следом изменилась и его внешность: взгляд темных глаз стал суровее и проницательнее, волос заметно потемнел. Хоро перестал носить свою повязку с тех пор, когда Пирика выкинула ее по ошибке ( а может и не по ошибке) в мусор.
Исчезла подростковая нескладность – Усуи стал намного стройнее и выше. Тело перестало быть «врагом номер один»: прыщи словно испарились – лицо заметно похорошело, на щеках и над верхней губой появился первый пушок; пресс приобрел несколько новых «кубиков». Движения и мимика стали намного изящнее, взамен той глупой неуклюжести. Голос ниже и приятнее на слух. Девушки начали обращать на Хоро усиленное внимание, к которому он еще не привык. Но нельзя сказать, что ему это не нравилось.
Прошло два года после окончания Турнира. Хорокэу Усуи было просто не узнать...

Хоро.

- Ты уверен, что это именно его дом?
- Ну конечно! Где еще в Токио ты увидишь фамильный герб семьи Тао?!

Знаю, что рявкаю. И плевать. С ненавистью смотрю на глухую стену железных ворот. Такие даже пушечный выстрел не пробьет, не то, что плечо... Черт! В который раз, уже с раздражением, достаю из кармана смятую бумажку, сверяя номер дома.
- Да. Этот дом.
- Точно?
- Да точно, Пирика! Точ-но!!!
- Не кричи на меня!
Стиснул зубы. Агрх... Иногда сестренка просто невыносима. Мало ли мне проблем, что ли, на мою ж... кхм... голову? Ты еще пинка мне дай, милая моя, чтобы жизнь медом не казалась... С тех пор, как дом отдали по снос, мне уже вообще ничего медом не кажется. Ладно еще эти коропокуру – за них я не волнуюсь. У них есть дом. А как же мы? Денег на аренду квартиры нет и в помине, про отдельное местожительство вообще не стоит заикаться... Пришлось заняться поиском телефонной книжки – пора было вспомнить про старых друзей. А что мне оставалось делать?
До Йо я просто не дозвонился – телефон был выключен. А, скорее всего, был просто нагло вырублен из сети Анной и выкинут на помойку. Даже не сомневаюсь. Оставил этот вариант. Делить одну комнатку в общаге вместе с Рю мне тоже не светит. Я все-таки не один. А его подозрительные на вид соседи мне очень не нравятся – страшно будет за Пирику. Она, конечно, девушка боевая, за себя постоять ой как может, но... Нет. Это тоже в сторону.
Манта, как всегда, дома не нашелся. В буквальном смысле. Мне сказали, что он решил выучиться на программиста и уехал поступать в Киотоский университет. Ладно, дух с ним... Мосукэ. Он его защитит, это уж точно. Оставался только Рен...

...
- Алло, Рен?
- Нет. Вы хотите что-то передать господину Тао? – ответил тихий мужской голос.
- Он дома? Будьте добры его к телефону. Скажите, что беспокоит старый друг.
- Минуту... – удаляющиеся шаги. Потом внезапное:
- Да?
- Рен?
- Да. А кто это?
- Надо же, неужто не узнал?
- Извини, но нет, - заметно раздражаясь, ответили на другом конце провода.
- Это я, Хоро...
Молчание
- Рен?
- ....
- Рен?
- Да, Хоро. Рад тебя слышать. По какой причине звонишь?
- Я... знаешь, такая проблема... С квартирой... – не успел договорить, как меня резко перебили:
- Записывай адрес...

И вот теперь, проделав такой долгий путь, я стою перед закрытыми воротами! Словно и не ждали меня вовсе. Еще Пирика надоела со своими расспросами. Нет, я скоро точно свихнусь, тысяча сто тринадцатый раз перепроверяя адрес дома!
- Тогда звони! – «аккуратно» подтолкнула сестренка в спину. Невольно делаю пару шагов. Медленно протягиваю руку к звонку. Замер на мгновение. Что-то мешало надавить на кнопку. Сомнения? Возможно. Я не уверен. Не уверен, хочу ли вновь увидеть старого... друга? Друг, товарищ, знакомый – кто?
Я помню Тао. Поэтому и сомневаюсь, хочу ли я ловить на себе едкие взгляды, выслушивать ехидные шуточки и словечки в свой адрес? Буду ли рад этой встрече? Будет рад Рен? Хотя... Может, он тоже изменился? Не знаю... Но уже некогда определяться, стоя практически у порога дома. Узнать можно только одним способом.
Пальцы сильно надавили на кнопку. Слабый писк. Затем тихие частые шаги. Щелкнул замок. Ворота со скрипом приоткрылись. Поднимаю глаза. Моргаю. Еще раз. Передо мной стоит высокий темноволосый парень, одетый в деловой костюм. Кто это? Неужели в семье Тао новая прислуга или что-то еще в этом роде? Хм... Вроде непохоже... Парень улыбнулся. Вглядываюсь в лицо. За прозрачными линзами очков лукаво блестели на солнце глаза цвета янтаря.
- Рен? – мой голос слегка дрогнул от удивления. Неужто это он?
- Хоро... – Тао улыбнулся еще шире, протягивая руку, - Рад видеть. Проходи. О, Пирика, приве...

Боже, Пири, ты хоть раз попробуй сдерживать себя, а? Ты чуть не сшибла его с ног своей радостью. Мда... не думал, что ты настолько сильная, чтобы задушить человека в объятиях. Хотя, нет. Первым не выдержит хребет.
Слышу лепетания сестренки:
- Ой... Рен... Так рада увидеть тебя снова... Рен...
Так, в какой мыльной опере я слышал подобное, нэ? Я, конечно, понимаю, что он тебе симпатичен года эдак три, но не надо так драматизировать. Иначе, ты лишишь себя, а, следовательно, и твоего брата, временного жилья. Ну, и товарища тоже... Ладно, это я пошутил. Целуй на здоровье. Я, если что, могу уйти в сторонку. Не люблю мешаться под ногами, ну, или под чем-нибудь еще... Хотя, нет. Вспомнил, девушка, что вам нет еще шестнадцати. Подождите-ка годик.
- Ну-ну, Пирика... спокойнее... – слегка ошарашенный Тао погладил ее по плечу, - Проходи в дом. Я отнесу вещи.
Он вернулся за нашими сумками и потащил их в дом.
***
Рен, оказывается, сильно изменился со дня нашей последней встречи. Я, если честно такого не ожидал. Он заметно подрос. Я привык глядеть на него сверху вниз. Теперь мне пришлось приподнять голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Волосы у него потемнели до иссиня-черного, исчез дерзкий «акулий плавничок». Над верхней губой и на подбородке пробивалась реденькая щетина. Одно у него осталось неизменным. Глаза. Такие же, светло-янтарные, пронзающие душу насквозь. Такие, какими я их запомнил...

...Вошли в гостиную. Просторное, богато обставленное помещение. Хорошо продуманный вид, качественный ремонт. Нейтральные тона. Минимум блеска, максимум комфорта. В репертуаре Тао. Умение выискивать наибольшую полезность практически из ничего. Оставалось только удивленно вертеть головой и тихо завидовать.
- Поживешь со мной – в других комнатах еще краска не высохла, - четко, быстро. Даже моего ответа не дождался. Широким шагом отправился по лестнице вверх. Едва поспеваю за ним, с трудом преодолевая высокие ступеньки. Если потеряю его из виду, то сам потеряюсь в этом доме.
Комната у Тао... мягко говоря, огромная. Хоть в футбол играй. Это первое, о чем я успел подумать, войдя туда. Огляделся. Дорогостоящая мебель, изобилие домашней техники, ценные статуэтки китайских божков. Две просторные кровати, да еще и диван. Из огромного окна, больше смахивающего на иллюминатор, открывается красивый вид на Токио. Солнце греет своими лучами даже через стекло. Жарковато. Присел на диван. Похоже, Тао не признает кондиционеров. А мне, северному жителю страны, тяжко. Все, не могу больше. Расстегиваю верхние пуговицы рубашки. Вроде, полегче. Кстати, удобно как!
Рен поставил сумку рядом с одной из кроватей. Наверное, моей.
- Будь как дома, - слабая улыбка. И сказано вполне дружелюбно. Тэк-с, где настоящий Тао? Признавайся, куда ты его дел, злоумышленник несчастный? Выходит из комнаты. Стоп, куда?! Да я потеряюсь один без гида в этих коридорах, если понадобится выйти.
Слегка хлопнула дверь. Ушел все-таки. Ладно, устроюсь поудобней. Взгляд заскользил по стенам комнаты. В специальной полке, над кроватью Рена висел в специальной подставке меч Hoi Rai Ken. Усмехнувшись, припомнил всю историю с этой сабелькой. Еще помнится, как два года назад Тао всё грозился меня ею прирезать. Хорошо, что не всё слово он держит... В углу знакомое гуандао. Эх, были времена, старушка! Невольно сжал в кармане талисман Икупаси. Машинально, сам того не осознавая. Было заметно, что к старому оружию Рен относился бережно, трепетно. Кто-то частенько натирал древко мазью. Чтобы не испортилось.
Прикрыл глаза, вдыхая едва уловимый цветочный аромат благовоний. Знакомый запах. Возможно, слышал его когда-то. Точно, вспомнил. От Рена. От него всегда приятно пахло...
***
Возникает ощущение, что он избегает со мной разговоров. Молчаливый, раздражительный. Ссылается на занятость. Понимаю, учеба, работа, суета... но не до такой же степени. Скоро такой «трудоголизм» доведет до бешенства. Причем, моего. За столько дней поговорили нормально только при встрече.
Знаешь, с ума сходят в одиночку. Или по одиночке. Неважно. Из нас двоих я первый. Все-таки у меня не такие железные нервы, как у тебя, Тао. Я уже сейчас, если не ку-ку, то уже слегка ко-ко...
Редко могу застать тебя в свободную минуту. Уезжаешь рано, приезжаешь за полночь. Кажется иногда, что тебя вовсе нет. Лишь вечно радостная Пирика, возвещает о твоем присутствии. Не то, что поговорить, хочется просто тебя увидеть, что ли. Рассмотреть, как следует. Расспросить о семье, о жизни, о делах. Что случилось за два года, которые мы не виделись. Встречал ли кого-либо из друзей? Накопилось столько вопросов. Пока решаю, с какого начать беседу, ты уже успеваешь исчезнуть куда-то. Оставляешь вновь наедине с мыслями. С чувством недосказанности, что больше всего огорчает. Но однажды мне представилась возможность поговорить.
Сегодня ты что-то рано пришел. Даже на ужин успел. Нельзя упускать шанса.
- А где Джун? – первое, что слетело с языка. Ну, надо же было что-то сказать. Сказал.
- Джун... Она уехала... – лениво бросаешь в ответ, дожевав рис. Нет, притворяешься, что тебе лень. Ловлю нотку неприязни в голосе. Ощетинился. Я заметил. Конечно, актер из тебя неплохой, но плута не заплутаешь.
- Что-то случилось? – спрашиваю вполне безобидно. По крайней мере, постарался.
- Ничего. Абсолютно ничего...
Ага. Аж три раза ничего. Так я тебе и поверил. Хотя, не хочешь говорить, значит, есть причины для этого. М, надо бы тему перевести. Секунды, дорогие секунды утекают капля за каплей. Скажи же что-нибудь, Усуи, не тормози!
- Успокойся. Ты какой-то нервный сегодня. Может, стакан молока тебя освежит? – так, кто просил меня это ляпнуть? Ну, сказано – сделано. Тянусь рукой к холодильнику, чтобы достать треугольничек. Холодно произносишь:
- Я не пью молоко.
- То есть как? – мои глаза удивленно округлились. Шутишь? Если да, то моя твоя юмора не понимай! – Но ты же раньше...
- То, что ты принимал раньше за молоко, было витаминным коктейлем, - хмуришься. Брови вновь сведены как прежде в недовольной стрелочке.
- Типа белков и все такое?
- Да и «все такое».
- Но я все-таки...
- Я повторяю: я не употребляю молочные продукты, также как и хлеб. Как все жители моей страны. Понятно? – так же холодно. Не нравится мне что-то такой тон. Ой, как не нравится. А я продолжаю, как дурак, нести всякую чушь. Прямо как два года назад.
- Понятно, - вздыхаю, - Но я знал одного китайца, который...
Ну вот кто купится на такую глупость? Рю. Чоколав. Даже Йо. Но не ты. Шоу с треском провалилось.
- Не ври мне. За всю свою жизнь ты не знал ни одного китайца, кроме меня, - еле сдерживаясь, четко проговаривая каждое слово. Голос слегка дребезжал. Понизил его до шепота, - И вообще, я не совсем китаец, если на то пошло. Я маньчжур. Было такое племя на севере Китая.
Резко встаешь и нервным шагом уходишь. Упал стул. Громко хлопнула дверь. Задребезжали стекла. Мда, дела... Так и остаюсь сидеть с отвисшей челюстью, как истукан. Впал в ступор. Удивительно узнавать столько нового о человеке, о котором, казалось, знаешь все. Да еще в такой форме. И что тебя так взбесило?..
Рен.

Два года прошло. Два года, черт возьми! Неужто все не изменилось?! Все эти два года я пытался отгородиться от всех. От прошлого. От того, что было... Каждый день, кирпичик за кирпичиком, я выстраивал вокруг сердца каменную стену. Клетку, тюрьму... Лишь бы не билось учащенней. Лишь бы забыло о... чувствах.
И оно начало забывать. У него получалось... Получалось. Пока ты не позвонил. Рухнуло в один миг. Все рухнуло. Я сам позвал тебя. Дурак. Зачем? Чтобы было тяжелей?! Наверное. Это, кажется, называется мазохизмом. В «лучшем» из его проявлений.
Что ж, сказанного не вернешь. Помню, как нервно сидел на стуле, все ожидая вашего прихода. Прикусывал губу. Уже надеялся, что вы не придете. Что ты не придешь.
Звонок в дверь. От неожиданности подскакиваю. Смахнув капельки пота, направился быстрым шагом к воротам...

... Не думал, что буду улыбаться. Искренне. Но не сдержался. Сердце сильно забилось, сметая обломки стены. Как ты красив. Даже лучше, чем два года назад. Залюбовался. Волосы, глаза, губы... Все другое. Старше. Лучше. Прекрасней...

... С этого дня все началось. Моя раздражительность, резкость, вспыльчивость. Я бежал, прятался. От самого себя. От мыслей. От чувств. От тебя, в конце концов. Отгородился «занятостью». Маска. Как раньше, прятался за своей язвительностью. Искал все средства, чтобы подальше оттолкнуться. Грубил, кричал, придирался. Искал в тебе недостатки. Ненавидел тебя за то, что любил. Но себя не обманешь.
Но я продолжаю играть: убегаю, скрываюсь. Хочу доказать, что я не такой, как... Как Я. Я – не я... Глупо. Но это правда.
Твоя сестра. Знаю, она меня искренне любит. А я... Привязан. И только. Но целую, обнимаю, шепчу ей в ответ слова любви... Только чтобы доказать себе, что ничего к тебе не чувствую. Что не люблю тебя, а твою сестру. Что хочу быть не с тобой, а с ней. Не ради тебя позвал вас – ради нее.
Подло с моей стороны. Обманывать вас всех. Даже себя. Тварь. Я жалкая тварь. Хм... Сказал бы мне это кто-то в лицо несколько лет назад... Не поверил. Убил. Заколол.

Ссора. Опять. Нет, скорее истерика. Что хотел этим сказать? Не знаю. Наверное, ругаюсь по привычке. Чтобы не приближаться к тебе. Дать понять, что... А что? Что ненавижу? Что не хочу тебя видеть? Что ничего к тебе не чувствую? А смысл? Впрочем, когда он у меня был? О, черт, опять одни вопросы! Знаю я себя или нет, в конце то концов?! Черт, опять!

Хоро.

Весь вечер мы не разговаривали. Впрочем, мы вообще не увиделись. Даже не знаю, приходил ли ты домой или нет. Уже перестал гадать, где ты ночевал в очередной раз. Все-таки ты, наверное, мне соврал, что остальных комнатах ремонт. Хотя... не проще было бы вытурить меня? Я уже привык за всю жизнь чувствовать себя обузой. Козлом отпущения. Нет, даже просто козлом. Помню, это было одно из твоих любимых словечек в мой адрес. Ну, хотя бы ты говорил мне это в лицо. Точнее орал. А сейчас. Укоризненное молчание. Выучил новый приемчик из раздела «Съешь своего недруга изнутри»? Каннибализм, ей-богу! К чему эта почти детская обидчивость? Хм. При этой мысли сразу представил тебя минус лет эдак двенадцать, с зажатым игрушечным гуандао в кулачке. Сердито поджимаешь губки и с обидой банальное: « Я с тобой не играю!»
Мнэ... Что-то не туда мысля пошла... Ну да ладно. У меня все быстро вылетит из головы. Я же Хорокэу Усуи. Этим все сказано...

Дни промелькнули быстро и незаметно. И все эти дни я пытался найти работу. Все-таки мне надоело каждый вечер выслушивать зудения над ухом. А зудит одна такая мелкая и жутко доставучая пчелка в лице Пирики. У меня по привычке включался сонный рефлекс. А у сестренки срабатывал пинательный...
Поиск работы у меня проходил следующим образом: я целое утро шатаюсь по городу с газетой объявлений в руках. Ничего подходящего не нахожу, возвращаюсь обратно усталый, голодный и раздраженный. Конечно. Выслушивали вы бы целый день натянуто-приторно-сладенькое: «Извините, но вы не подходите» или искреннее: «Пошел вон!!!», то не так бы бесновались. А я терплю, черт побери, терплю!
В один из таких «веселых» денечков я пришел домой. Мокрый и злой, как никогда раньше. Вода смачно хлюпала в штанах и кроссовках. Я, конечно, понимаю всю полезность противопожарной системы водоснабжения, но... НАДО ХОТЯ ПРЕДУПРЕЖДАТЬ, ЧТО ОНА УСТАНОВЛЕНА!!! Черт, и кто тянул меня зажигать сигарету в оранжерее Тао?! Все, бросаю курить! С этого же дня!
Топнул ногой. Хлюпнула вода, услужливо напоминая мне про недавний конфуз. Мда. Прежде чем начать проповедовать здоровый образ жизни, надо хотя бы высушить одежду... По крайней мере для начала. Смахнув налипшую на лоб челку, быстрым шагом направился в прачечную. Насколько помню, она находится в подвале.
Спускаясь с лестницы на нижние этажи, услышал тихие шорохи, сдавленный шепот, едва слышные стоны и знакомое хихиканье. Прямо за дверью. Тихо проскальзываю вниз. Черт, где же я слышал это хихиканье? Тем временем дверь открывается и оттуда выходит... Пирика? Причем в очень непрезентабельном виде: второпях застегнутая блузка, настолько открытый верх, что видно чашечки бюстгальтера. Подняв виноватые глаза, она буквально застыла на месте, нервно одергивая подозрительно задранную юбочку.
- Что это такое? – нахмурился. Так, мне это что-то не нравится. Что делает здесь моя младшая сестренка в таком виде?! Да, я удивлен! И рассержен!
- Это?.. Ну, это... просто понимаешь, я... мы...
- Кто – мы?! – едва сдерживаю себя. Хотя, я уже догадываюсь. Черт, как это подло! С его, нет, с вашей стороны!
- Ну... – сестра мнется, опустив взгляд.
- Ты хоть понимаешь, ЧТО ты натворила?! Что бы сказал отец, увидь он такой позор?! – срываюсь на крик. А что она ожидала?! Что я ее похвалят и погладят по головке? – Оденься и поднимайся к себе! Потом погорим! И чтобы ни шагу от туда!
Опустив голову, она прошла мима меня, слегка задев плечо. Затем неожиданно она меня оттолкнула к стене.
- Я тебя ненавижу, Хоро! – эхом прозвучал в голове срывающийся крик сестренки. Затем быстрые, удаляющиеся шаги. Убежала. В слезах. Плачет... Черт... А как я сейчас себя ненавижу, ты бы знала...

Этим же вечером...

Нарочито громко постучал. В ответ ленивое:
- Войдите...
Толкнув дверь, вхожу в твой личный кабинет. Вот где ты, оказывается, проводил эти ночи. Работаешь за компьютером, печатаешь что-то. Как ни в чем ни бывало. Небось, решил прикинуться, что не слышал сегодня моих криков. Свет от экрана отражается от линз твоих очков. Не отрывая взгляда от монитора, холодно бросаешь в мою сторону:
- А, это ты Хоро... Извини, я сейчас очень занят...
- Поговорить не хочешь? – меня уже изнутри воротит от твоего притворства. Вообще от тебя.
- Нет.
Вновь стук клавиатуры. Схемы, таблицы, отчеты... Снова он хочет за ними спрятаться. Чтобы уклониться от разговора. От контакта взглядов. Стук. Стук. Стук. Нет, я скоро сойду с ума...
- ТЫ МОЖЕШЬ ОСТАВИТЬ СВОЮ ГРЕБАНУЮ РАБОТУ ХОТЬ НА МИНУТУ?! – я громко стукнул кулаком по столу. Так же с неохотой отрываешь взгляд от экрана. Внутри меня всего перекосило от такого необычайно холодного, ледяного взгляда. Презрительного. Что, игра «я-Тао-и-не-разговариваю-с-сумасшедшими» продолжается?! Вскипаю от возмущения, но стараюсь держать себя в руках.
- Ну, я слушаю. Что это за неотложное дело? – медленно, с вызовом. Провокация, Тао? Как на тебя похоже!
- А то ты и сам не знаешь, - через силу выдохнув, произнес я. О духи, как я хочу накостылять тебе по самое не хочу! Что за дружба, когда... Впрочем, ты мне уже не друг.
Медлишь с ответом. Что, придумываешь, что бы мне сейчас солгать? Знаешь, может раньше я и был наивным, но жизнь за те два года меня много чему научила. Чести и доблести, например. Ты хоть знаешь, что это такое, Тао?
- Знаю, - короткий ответ. Плевок в душу. Что, я сейчас в слух говорил? Впрочем, это даже лучше.
- Да неужели? О чем же ты думал, когда...
- Я люблю ее,– перебиваешь.
- Да?! Действительно?!
- Действительно. Если тебе так будет спокойнее. А с чего такая забота о ней?
- ПОТОМУ ЧТО ОНА МОЯ СЕСТРА!– не заметил, как сорвался. И вдруг стало так тихо. Только едва слышное гудение компьютера. Сидишь, сверля меня взглядом и хватая ртом воздух, словно хочешь что-то сказать. Все. Не хочу даже слушать, что ты ответишь. Не хочу видеть твою поганую рожу. Ненавижу тебя.
- Тао, какая же ты жалкая тварь... – произношу с презрением. Да, я тебя презираю. Больше ничего к тебе не чувствую. Разговор окончен. Разворачиваюсь и ухожу. Пришла моя очередь громко хлопать дверью...
Рен

Черт, ты все неправильно понял! Куда ты уходишь? Дай мне все объяснить! Не хочешь слушать. Ушел. Да что ж это такое, в конце концов! Этот день так и брызжет идиотизмом!
Кажется, что я уже сам запутался в своем обмане. Кого люблю, а кого ненавижу? Кому хочу доказать обратное? Ладно, я в этом виноват. Я согласен. Но почему я должен отвечать за то, чего я не делал? По крайней мере того, о чем ты подумал. Как же ты упрям, настолько упрям, что не желаешь выслушать правду! Прямо как раньше! И как я могу что-то доказывать, а тем более что-то чувствовать к такому барану?
Хотя, нет... С бараном я малость переборщил. Ты не баран. Ты просто осел, который отнял у меня умение здраво мыслить. Осел, да... А я тварь. В этом ты прав. Мда, хорошая парочка...
Черт, я скоро рехнусь в этом приюте для буйных психов – одиночек. Зверинец настоящий. Разве что не гадят где попало... И на том спасибо.
Надо хоть как-то успокоиться. Рука машинально тянется в карман. Достаю сигарету. Зажигалка лениво щелкает и кряхтит. Пламени нет.
- Твою мать...
Оглядываюсь по сторонам. Взгляд падает на мини-бар возле письменного стола. На всякий случай. И этот случай настал.
Все, к черту сигареты. К черту едкий дым. Потравим организм чем-нибудь другим. Хм, с каких пор я говорю в рифму?..
Может, мне будет от этого легче. Может, я надеюсь, что это развяжет мне язык. Может, я смогу сказать, нет, хотя бы набраться смелости сказать правду. А может, просто потому, что меня это все искренне задолбало...

Хоро

Следующий час у меня выпал из памяти. Не знаю почему, но очнулся я только недавно. Помню только, что бесновался на улице. Теперь стою перед дверью Пирики.
Все, уходим! К черту! И плевать, что некуда идти! Совесть, нет, честь не позволяет оставаться здесь. Что-нибудь придумаю. Так, какой там у Рю адресок? Думаю, подвинется. Быстро поговорю с Пирикой, а потом начну собирать вещи. Нет. Сначала соберу вещи, а потом поговорю с ней. Если будет упираться утащу на собственном горбу. Лишь бы сильно не брыкалась.
Встречаю дверь смачным пинком. В три шага быстро оказался у шкафа. Сгребаю все свои вещи в рюкзак. Некогда складывать – потом разберемся. Черт, не застегивается... Черт! Дурацкий замок! Это что, назло?!
- Далеко собрался?
Поднимаю голову. Стоишь, лениво прижавшись к дверному косяку. Руки скрещены на груди. Лицо как-то странно искажено. Другой блеск в глазах. Хотя, сейчас это имеет значение?
- Подальше от тебя!
- Ты никуда не пойдешь, - так же неторопливо. Закрываешь за собой дверь. Подходишь вплотную. Фух! Так, я теперь знаю, что с тобой. Поморщился. От тебя просто несет выпивкой. Тао, да ты пьян!
- Дай пройти, Рен. Больше мне от тебя ничего не нужно, - пытаюсь отойти. Подальше от тебя. Резко хватаешь за плечи и прижимаешь к шкафу.
- Я сказал, ты никуда не пойдешь, пока не выслушаешь меня, - шипишь.
- Не желаю тебя слушать. Отпусти меня, Тао.
- Дай объяснить! И не веди себя, как ребенок! Мы уже давно не дети!
- Вот именно, мы уже не дети. Ты мне уже все сказал. Отпусти.
Знаешь, Тао, дважды я не повторяю. Если ты не позволишь мне уйти сейчас, то я... Так, как там... Захват, зажим – переворот, переброска? Подробностей не помню, но главное знаю железно.
Резко беру за руку и опрокидываю на пол. Мда, надо же, раньше было не так просто тебя свалить. Впрочем, ты был тогда послушным мальчиком и что попало не хлебал. Ну, исключая мальчишник... И выпил ты тогда всего стопку. А сейчас вылакал, наверное, не меньше бутылки, нэ?
Нельзя терять время. Перешагиваю через тебя и направляюсь к двери... Дальше мир перевернулся с ног на голову, сгрудился в одно целое и ударился в лоб. Темно... Тао, ты... знаешь кто ты?! Ты... ты гад! Пока я корчусь на полу, ты встаешь рядом. Затем издевательское:
- Ну, так будешь слушать?
- Нет!
Ногой пинаю в голень. Еще один точный пинок – и ты снова валяешься на полу. Мда... Свалить Рена, да еще дважды за один вечер... Да мне ж никто не поверит. С трудом встаю. Вдруг что-то меня вновь уронило... Тао, это что – твой любимый приемчик хватать за ноги?! Пытаюсь отбрыкиваться, но на этот раз уклоняешься, налетая с кулаками. Чувствую удар в живот. Далее пострадали почки. Ну все... Ты сам напросился, тварь такая! Я тебе не только почки отобью, но еще печень, селезенку и оставшуюся совесть на несколько лет вперед!

- Ах ты ...
- Что?! Сам ты ...
- Сволочь пьяная!
- Значит, я сволочь?! А ты @#$%^&* долбанный!
- Я???
- ТЫ!!!

После десяти минут борьбы, сопровождаемой водопадами нецензурной брани, я сдался. Ты здоровый, как боров. Нет, никак я не привыкну, что ты больше меня! Бьюсь об заклад, ты продолжал свои тренировки после Турнира. А я нет. Черт, говорила ж мне Пири делать хотя бы пробежку по утрам! Почему я ее не слушал?
Торжествуя, уложил меня на лопатки. Чего лыбишься, мать твою?! Устроился сверху и зажал коленями. Черт, была бы моя воля, я бы тебя отдубасил! Ты бы так не улыбался!
- Послушаешь меня?
- И не подумаю!
Еще сильнее стискиваешь колени. Стало тяжелее дышать. Ты и так не легкий, а еще и это...
- А сейчас?
- Нет! Отпусти! – вырываюсь. Да, надеюсь на чудо. Хотя... Конечно его не произошло. Только сильнее сдавило.
- Дурак! – вновь сильно надавил мне на плечи и уложил на ковер, - Ты меня выслушаешь. От начала до конца.
Лицо слишком близко. Вновь невольно морщусь от запаха алкоголя. Продолжаешь что-то говорить. Невнятно. От принятого градуса у тебя заплетается язык.
- То, что... сегодня было... Это не то, о чем ты подумал. Пирика, она... Сама пришла и я... Ничего не делал с ней... ничего... Ты меня хоть слышишь?
- Мнэ?
Извини, я все прослушал. Мои мысли были заняты планом быстрейшего побега к двери. Но основную мысль я уловил. Точнее, не уловил... Слишком ты непонятно изъясняешься. Хотя, что с тебя возьмешь? Алкаш, черт побери...
- Хоро, я...
Что-то во рту пересохло. Губы горят. Облизываю их, чтобы было не так жарко. Так, что-то мне подсказывает, что сделал это зря. Запинаешься и глядишь мне в глаза.
- Что?
- Пойми меня, я... Просто... Между нами ничего не было.
- Как? – ты меня удивляешь. В который раз. Ну-с, как отвертишься? Мне просто интересно.
- А вот так. По крайней мере того, что ты подумал. Она просто переодевалась. А там был я. Разговаривал с ней. Вот и все.
- Не верю. Что еще скажешь?
Опускаешь глаза.
- Я соврал тогда. Я не люблю ее, а...
- Надо же! А другого я не ожидал! – вспыхиваю. Теперь с тобой все понятно. Ты просто животное, - А кого ты вообще ты любишь, Тао?! Я не верю, что такая сволочь как ты способна любить! Убеди меня в обратном!
Вдруг неожиданное, влажное прикосновение на губах. Немного горчит от алкоголя. Запах дорогого виски вскружил голову, змеей проникая в сознание. От удивления даже не сопротивляюсь. Углубляешь поцелуй, пользуясь моей податливостью.
- Достаточно такого аргумента?
Глотнул воздуха. Часто, громко дышу. Я... я не знаю, что и ответить... Ты... ты ненормальный? Хочется тебя ударить. Но вместо этого выдыхаю:
- Вполне...
А... а что делать? Боже, я скоро свихнусь с тобой совсем. Уже устал злиться на тебя. Тем более, что за поцелуи не бьют. Хотя... может, я еще не совсем осознал, что сейчас произошло? Впрочем, не важно. Может, это и есть состояние аффекта? Испытывал нечто подобное года два назад, когда был Турнир. Было не важно ничего. Блин, почему мысль у меня постоянно уходит не туда?!
Вновь пользуешься моим замешательством и впиваешься в губы новым поцелуем. Более глубоким, более жарким. Приятным? Это мои мысли или чьи? Все-таки мои. С ужасом, а может и с радостью осознаю, что мне нравится это положение вещей. И не только вещей. Да, убеждать ты умеешь. Зарываешься пальцами в мои волосы, притягивая ближе. Прикосновения руки на груди. Все ниже – по животу. Словно заряды тока. Выгибаюсь под их воздействием. Приятно. Чертовски приятно...
- Я тебя люблю, идиот... дурак... болван... – шепчешь в губы. Поцелуи практически после каждого слова. Массируешь живот.
- Тао, ты сошел с ума... – вновь выгибаюсь от заряда. И... (почему я это делаю?) сам робко коснулся губ. Вновь поцелуй. Забираешься рукой под рубашку. Какие у тебя горячие руки! Обжигают.
- Сошел с ума... – эхом повторяешь в ответ, расстегивая пуговицы на воротнике.
- А я вместе с тобой.
- Именно.
Хм, Тао, где ты научился ТАК целоваться? Точнее, кто тебя научил? Не с помидорами же практиковался. Хотя, кто тебя знает? Острый язычок скользнул по нёбу. Ранки на нем стали больно жечь маленькими раскаленными иголочками.
- Мммффф... – невольно вырывается из меня.
- Что-то не так? – невнятно, но вполне заботливо. Одариваешь теплым взглядом золотых, слегка не сфокусированных глаз. Надо бы запомнить на будущее, как на тебя влияет алкоголь... Ты совсем другой. Я тебя вновь не узнаю, Рен. Это ты?
- Нет. Все в норме.
Мда? В норме? А ну, да... Если исключить, что я лежу на полу и неизвестно чем занимаюсь с тобой. Точнее известно, но... Ну, вы поняли.
Дыханием опаляешь шею. Покрываешь ее легкими, почти воздушными поцелуями. Тихо млею от удовольствия. Языком проводишь влажную дорожку. Сразу почувствовал холодок на этом месте.
- Ты теперь хочешь уйти?
- Нет. Не хочу, - улыбаюсь. – И как я могу оставить тебя одного? Надо же кому-то за тобой присматривать – ты такой несдержанный...
Твое лицо так близко, что почти соприкасаемся лбами. Меня охватило какое-то странное чувство безразмерного счастья. Даже не чувствую неприятного запаха выпивки. Наоборот, легкая горчинка смешалась с цветочным ароматом твоего тела, и теперь с удовольствием вдыхаю его, прикрыв глаза. Кажется, что пролежали так несколько минут, просто расслабившись, вслушиваясь в мерное дыхание.
- Ты изменился.
Приоткрываю глаза. Улыбаешься. Надо же, несколько минут назад я хотел ударить тебя за эту улыбку. Мда, быстро меняются приоритеты. Хотя, то была ухмылка. А это улыбка. Самая настоящая. Раньше ты редко улыбался. По крайней мере вот так... как сейчас... н-нежно? Да, самое верное слово. Нежно.
- Ты тоже... И... оставайся какой ты есть. Сейчас.

***

Разноцветный, пестрые огоньки ночного города тускло освещали мрак комнаты. Изредка мимо дома проезжала машина, озаряя все быстрым, беглым светом фар. Блики отражались в твоих зрачках, словно в них загорались веселые огоньки. А я лежу рядом, любуюсь этим мимолетным зрелищем, вглядываясь в твое лицо. Челка черных, практически смоляных волос небрежно падает на лоб, закрывая от меня драгоценный металл твоих глаз. Медленно протягиваю руку, чтобы убрать ее, но вместо этого, касаюсь твоей щеки. Мягко. Может, это был лишь повод, чтобы притронуться к тебе?
Хватаешь ладонь. Обжигаешь дыханием. Целуешь. Такое ощущение, что хочешь сейчас выплеснуть всю накопленную за всю жизнь нежность. Запертую, забитую. Не знаю, то ли у меня мысли на лице написаны, то ли ты умеешь их читать (как всегда в нужный момент в голове всплыло что-то не то. И этим «не тем» был Хао. Боже, неужели я один такой ненормальный?), но многозначительно приподнимаешь бровь.
Молчим. Вновь начинаю прислушиваться к тихому дыханию. Веки начали медленно опускаться. Только сейчас заметил, что сильно устал. Зеваю. Подаюсь вперед и утыкаюсь лбом тебе в ключицу. Вокруг все странно замерло. Обычно бывает такое ощущение, когда кто-то смотрит в упор.
Приоткрываю один глаз. Смотришь на меня практически неотрывно. Словно на какой-нибудь редкий и дорогой экспонат в музее. Не очень-то изящное сравнение, но точное. Уголок твоего рта слегка приподнят. Смешинку, что ли, поймал?
- Чего? – говорю уже на автомате.
- Да так... просто... – хитро улыбаешься. Ну что такого смешного? Что еще взбрело тебе в твою слегка нетрезвую голову? – Любуюсь.
Ну-ну, любуйся себе на здоровье. Не жалко. Вновь первый нарушаешь тишину:
- И почему я раньше не замечал, что ты такой красивый?.. – чувствую руку на боку.
- Да потому, что ты слепой... – лениво потягиваюсь, - вот я всегда замечал, какой я красавец.
Улыбаешься еще шире. А щеки не треснут с непривычки? Хотя, я сам не лучше. Улыбка до ушей – хоть завязочки пришей. Надо же, еще помню детские присказки.
- Да. Ты прав. Я слепой. Еще и дурак для полного счастья.
- Почему дурак?
- Потому что сразу не признался. Потому что врал всем: тебе, Пирике, себе... Да еще и потому, что успел избить тебя... Прости, в общем...
Виновато опускаешь глаза. Так, я уже перестал считать, который раз ты меня удивляешь. Сбился давно со счета. Не знаю, что так тебя перевоспитало... но оно явно к лучшему.
- Да ладно... Это ты меня прости. Что сразу не выслушал.
Дрожу. Что-то холодновато. Замечаешь мою дрожь, притягиваешь ближе к себе. Опять почти сталкиваемся лбами. Целуешь в щеку. Обвиваешь руками. Теперь так тепло! Вновь упираюсь тебе в ключицу.
- Вот и помирились... – весело шепчешь мне на ухо. Затем сразу посерьезнел, - Осталось только...
- Что?
- Обязательно поговори завтра с Пирикой, - до сих пор на полном серьезе.
- Конечно, - киваю головой. Надо бы. Все-таки зря на нее наорал. Не хочу, чтобы она обижалась. Сестренка...
- Оставайтесь здесь, - после долгой паузы говоришь ты, - Навсегда.
- Навсегда? Знаешь, как-то неудобно... Друзья не поймут...
- Я... я все продумал: поживете год-два, затем я женюсь на Пирике, будет повод и вы... вы останетесь. Со мной. Ты... хаумф-ф-ф... ост... останешься... – твои глаза медленно закрываются. Ну-ну, строй давай планы, горе ты мое луковое... Сам уже устал – не заметил ты, как заснул.
А я? А что я? Прижимаюсь к тебе сильнее, чувствуя шеей жар дыхания. Обнимаю крепче. Осторожно глажу плечи. Эх ты, фантазер... Совсем еще как мальчишка. Наивный. Все-таки меняет время людей. В лучшую сторону...
Я не задумываюсь о будущем. Живу настоящим. Тем, что есть. Может быть, когда-нибудь потом я что-то придумаю. Вместе решим. А пока я закрываю глаза, чтобы уснуть и знать, что завтра проснусь в твоих объятиях. Потом помирюсь с сестренкой. Найду работу... еще что-нибудь...
Хорошо, что дверь заперта. Никто ни о чем не узнает. Ну, кроме нас с вами, да?
         29 августа 2008 в 18:23  Персефона писала:
Нет слов - одни эмоции. Ярая противница яоя убирает клыки и начинает его любить. Спасибо!!!

Ссылка на это сообщение 
         28 августа 2008 в 16:11  Мара писала:
Жаль, что нельзя оценить несколько раз.
5.
Очень захватывающе, как говорится, взяло за душу и не отпустило.
молодец!

Ссылка на это сообщение 
         4 августа 2008 в 22:31  Kelem писала:
Очень интересно получилось. Рен тут мне Лестата из "Вампирских Хроник" напомнил. :)

Ссылка на это сообщение 
         30 июля 2008 в 12:03  DarkHelena писала:
Не скажу,что мне очень понравилось.Есть конечно интересные моменты,но основной ход сюжета ничем не примечательный.Но в целом твое творчество мне нравится,я до сих плачу над "Марионеткой")))Удачи!

Ссылка на это сообщение 
         17 июля 2008 в 13:08  ЛентАчка писало:
Прочитала с удовольствием)Ой, мине оч понравилось))) И в особенности ход мыслей Хоро) Поставила 5)))

Ссылка на это сообщение 
Добавление нового сообщения.
 (будет доступно после проверки)

Введите ваше имя
Введите ваш e-mail
Введите текст сообщения:
Введите число с картинки:
 
   
 

© Shaman-King.Ru, 2006-2009